В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава

В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава

Все эти примеры детских аналогий демонстрируют, как стремится напряженно детская идея окутать со своим слабеньким припасом понятий непомерный мир, открывающийся перед ним; аналогия является для малыша ключом к осознанию реальности, всеобщим принципом разъяснения

мира. Явления природы и человеческое поведение дитя толкует по аналогаи с тем, что ему понятно.,. Вот очередной броский пример этого В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава, заимствуемый тоже у Селли. В одну школу пришел новый учитель; один малыш обратился к нему сословами: «я боюсь, что вы будете ворчливым учителем». Учитель спрашивает дитя: «почем ты так думаешь?». «Но вы такового низкого роста». Дело в том, что предшествующий учитель, очень ворчливый и грозный, был малеханького В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава роста — и по аналогаи с тем, что дитя следило у прежнего учите пя, оно задумаюсь над тем, не будет ли и новый учитель ворчливым...

«Дети — малые философы в реальном смысле слова», гласит Селли, — ив этой мысли его есть то верное и существенное наблюдение, что. дитя не ограничивается восприятиями реальности, но стремится В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава кнониманиюиобъяснениюее. Дитя, не сознавая этого, исходит из предпосылки, что в мире царит порядок и единство, что все в нем подчинено известным законам. —Одним из важных товаров мышления по аналогии является у малыша идея, что всякий предмет имеет свое имя: всякий предмет кажется ребенку схожим с живым существом В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава, с человеком и, как следует, обязан иметь свое имя. Наименование предметов является первой ступенью в знакомстве с миром, первой фазой в стремлении подойти поближе к реальности. Для осознания этой психологии малыша не стоит забывать, что у нас, взрослых, наблюдается аналогичное явление: когда мы встречаемся с чем-нибудь новым и незнакомым В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава, мы сначала справляемся о заглавии этого предмета. Кто не знает того, как становится легче родным хворого, когда доктор скажет им заглавие заболевания — хотя бы они и не понимали, в чем суть заболевания! Почему? Так как знать заглавие вещи все-же означает кое-что знать о ней; вещь В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава, о которой мы не знаем даже ее наименования, мучит нас. Корень этого явления — естественно, в создающейся во время юношества установке, в убеждении, проникающем детское мышление, что всякая вещь имеет свое имя. Не случаем 1-ые вопросы малыша имеют конкретно таковой нрав: дитя спрашивает — «что это такое?», «как это именуется?» и В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава т. д.

Процесс наименования вещей имеет, непременно, огромное значение в умственном развитии малышей. Всякая вещь получает свое имя — и рядом с предметным образом возникает словесный образ, предмет вроде бы умножается в детском сознании. То, что всякий предмет имеет свое имя, заполняет сознание малыша особенным «вчувствованием» в жизнь мира: все, что В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава имеет имя, имеет и жизнь, имеет свое место в реальности, в ряду явлений. Наличность общей идеи о том, что всякая вещь обязана иметь свое имя, и превращает процесс наименования вещей в работу мышления: не обычная привычка движет дитя сравнивать предметный образ со словесным, а общая мысль просит дать имя В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава новейшей вещи: самая задачка выдвигается не привычкой, а процессом мышления.

Из мышления по аналогии развиваются равномерно у малыша другие формы мышления. Но позвольте перед этим сказать еще несколько слов о роли мышления по аналогии в умственной жизни взрослых. —Логическое значение выводов по аналогии, как понятно из простой логики, очень некординально, потому В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава что эти выводы дают не достоверное, а

только возможное познание. Но если логическое значение выводов по анало-гииневелико.тосовсемдругоедолжносказатьо психическом значении их: можно утверждать, что в базе всех научных обобщений лежала сначало аналогия. Узнаваемый рассказ о том. что Ньютон пришел к идее всеобщего тяготения, следя падение яблока, если исторически и В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава легендарен, то психологически в высшей степени возможен. Более достоверен исторически рассказ об Уайте, пришедшем к собственному изобретению паровой машины из наблюдения над действием пара на крышку чайника... Аналогия вроде бы прокладывает дорогу для мышления, подбирает материал для его работы, проводит 1-ые сближения и различения. — и это присваивает мышлению В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава по аналогии гигантскую эвристическую ценность. Потому то событие, что в детском мышлении доминирует аналогия, нисколечко не ослабляет ее внутреннего, творческого значения в духовном созревании малыша; не столько принципиально, что мыслит дитя, как принципиально то, что оно вообщем мыслит.

Как развиваются новые формы мышления из его первой формы? Несложно вскрыть тот В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава логический путь, который раскрывается перед ребенком при разложении сделанных им аналогий. Для осознания этого укажем, что в логической схеме выводы по аналогии могут быть изображаемы так:

Предмет А имеет признаки а, о, с, d, e, предмет В имеет признаки а, Ь, с, — означает, говорит вывод по В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава аналогии, очень возможно, что предмет В имеет признаки и d, е: будучи схожим с предметом А в 3-х признаках, он, возможно, сходен и в других. Возьмем определенный пример детской аналогии.

Я мал, — гласит дитя, — и моя палка мала.

Я вырасту, и палка моя тоже вырастет.

Если дитя выскажет со характерной В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава детям чрезвычайной уверенностью эту идея, то у него самого могут потом зародиться сомнения — так ли это? Но еще почаще такие сомнения могут быть высказаны другими людьми — как сверстниками, так и взрослыми. В случае появления колебаний, наступает неудовлетворенность высказанной идеей, — и сначала дитя может испытать защитить свою идея. Естественно, оно может В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава под воздействием колебаний просто отрешиться от собственной мысли, но тогда идея логически не спеет, а обрывается. Если же этого не происходит, то укрепление либо проверка мысли может пойти 2-мя способами: либо дитя может заняться, в целях проверки мысли, наблюдением соответственных фактов, либо же оно может опереться на какую В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава-либо общую идею. В первом случае дитя может совладать у взрослых, наблюдался ли рост их детских палок, может временами делать измерения собственный палки и т. д., — все это открывает перед ним путь индуктивного мышления, т.е. извлечения из фактов идеи. Во 2-м случае, не прибегая к установке фактов, дитя может В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава находить укрепления собственной мысли в какой-нибудь общей идее, — к примеру, но такому типу:

Все, что не достаточно, с течением времени становится огромным.

Палка моя на данный момент мала; означает, с течением времени она станет большой.

Успешно либо безуспешно подберет дитя общую идею, это не принципиально на В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава данный момент, — принципиально то. что дитя становится на путь дедуктивного мышления. Таковы два пути, на которые ступает детская идея при разложении

начальных аналогии, — и это позволяет нам сказать, что роль аналогии в мышлении заключается приемущественно в том, что она ставит делему. Заключение по аналогии есть типическое Annahme, проверка, укрепление либо устранение которого просит В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава новых процессов мышления — индуктивного либо дедуктивного.

Каковы предпосылки того, что дитя не удовлетворяется первоначальными аналогиями? С одной стороны, предпосылки этого лежат в социально-психическом резонансе, который вызывает высказываемая вслух аналогия; с другой стороны, тут действует и внутренний фактор — та внутренняя тревога разума, та работа, которая находит В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава свое выражение в детских «вопросах». Начиная с конца третьего года жизни, дитя вправду вступает в период вопросов, которые и служат выражением той внутренней работы, которая подымает дитя над его первоначальными аналогиями и вводит его в истинное мышление.

Естественно, детское мышление могло бы развиваться и без воздействия социальной среды, — но в данном В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава случае оно развивалось бы очень медлительно и односторонне. Практически же всякое дитя находится в неизменном содействии с окружающими его людьми, с их вопросами и их ответами на собственные вопросы малыша. Дитя не развивается в пустоте, —его мысли вызывают тот либо другой отзвук, время от времени встречают одобрение, время от времени В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава вызывают хохот, время от времени взрослые подтверждают и истолковывают идея малыша, время от времени демонстрируют ее неточность, задают ребенку вопрос, «почему ты так думаешь?». В особенности стимулирующее воздействие имеют отзвуки — хвалебные и отрицательные — со стороны сверстников, от которых ребенку в особенности неприятно слышать ироничное отношение к его мыслям В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава. То событие, что всякая идея, будучи высказанной, становится соц фактом, вроде бы приобретает самостоятельность и отделяется от сознания, в каком она появилась, — ведет к тому, что дитя не мыслит только само внутри себя, само себе — оно привыкает к тому, что всякая идея его может быть усвоена другими, а как В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава следует, обязана иметь форму, которая отвечает этой задачке. Идея выходит за границы личного действия, приобретает социальную силу становится средством общественного общения. Можно без преувеличения утверждать, что этот момент имеет бесспорное значение в самом процессемышления, в генезисе мысли; сознание, что идея может быть сообщена другим, имеет стимулирующее воздействие В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава на ход мышления, равно как необходимость защищать идея при ее выражении оказывает влияние на ее форму. Если б мы мыслили сами себе, сами внутри себя, наша идея fie облекалась бы в ту форму, в какой она выступает в критериях общественного взаимодействия. Идея наша, развиваясь в этих критериях, получает такую форму, чтоб стать В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава способной быть усвоенной другими, — на этой конкретно почве оформляется и закрепляется «логическая» структура мысли. Психический анализ мышления вправду уверяет, что логическая структура мышления, impliciteeft присущая, развертывается и оформляется конкретно в целях убеждения других людей: для нас самих важны мысли сами по для себя, свет, бросаемый ими на В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава те либо иныеявления, но не «доказательства ее». Подтверждения психологически оформляются только тогда, когда мы сообщаем свою идея другим, ибо мы внутри себя приходим к сознанию истинности либо

неистинности мысли, ее ценности либо бесплодности — «внелогическими» способами.

Рядом с чисто наружной стимуляцией работы мышления, исходящей от общественного взаимодействия, в нас действует В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава, как мы гласили, и внутренний фактор в движении мышления к более высочайшим формам — конкретно та внутренняя работа, которая происходит в душе и симптомом которой являются вопросы. В развитии «вопросов» сказывается вну1реннее движение детской мысли, ее внутренний рост.

При более подробном исследовании детских вопросов можно наметить в их несколько В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава фаз, поточнее говоря — несколько направлений, в каких происходит работа мысли. Простейшими являются вопросы: «что это такое?» либо «как это именуется?»; более сложными являются вопросы: «зачем?», «почему?», — тут, с одной стороны, пробивается причинное мышление, с другой стороны— телеологическое, ищущее разгадки той цели, для которой существует вещь. Не считая этих типических В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава вопросов, дитя, естественно, задается еще целым рядом вопросов, определяемых размышлениями детского ума над разными явлениями. Ранее казалось, что можноустановитьизвестныйпорядокв развитии у малышей вопросов (поначалу вопросы: «что это такое?», потом «для чего?» —телеологического нрава — и потом: «почему?», «как?» —причинного нрава). Бессчетные наблюдения, но, уверили в том, что во всяком периоде можно В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава отыскать у деток все формы вопросов; если и можно гласить о неком порядке в развитии детских вопросов, то исключительно в смысле преимущественного развития вопросов определенного типа в известное время.

Для осознания значения вопросов в развитии детского мышления нужно освободиться от 1-го очень обыденного недоразумения в отношении кдетским вопросам В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава: при конкретном наблюдении может время от времени создаться воспоминание, что за детскими вопросами не прячется никакой умственной работы. Появляется потому вопрос — каково роль ума тут, каково вообщем место вопросов в нашей умственной жизни? Это нужно узнать, потому что не раз приходится следить, что дитя задает вопросы один за одним В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава и даже не ждет ответа на их, не слушает этого ответа, как будто вся умственная энергия ушла в самый вопрос, так что наш ответ не нужен и не увлекателен. Когда дитя торопясь гласит вопросы один за одним, эти вопросы выскакивают, как мыльные пузыри, здесь же лопающиеся, — создается воспоминание, что В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава для малыша дело идет не о самом содержании вопроса, которое обязательно просит ответа, сколько просто о самом процессе спрашивания, может быть даже об игре своими вопросами. Селли приводит неплохой пример конкретно таких вопросов: один мальчишка 3,9 лет спрашивал свою мама: «а что есть лягушка? а мышь? а птица? а бабочка В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава? Как именуется их дом? Их улицы?..».

Не кажется ли вам, что ответ и не нужен мальчугану, что он спрашивает ради самого процесса спрашивания, а как следует, в

--

8 «Das Kind ist leidenschaftlicher Namengeber» (G г о о s — Das Seelenleben des Kindes. S.201).

глубине этих вопросов нет никакого умственного содержания?

Мы В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава уже гласили о вопросах типа «что это такое?», что в базе их лежит общая идея о том, что всякий предмет имеет свое имя, — и, интересуясь тем, как именуется какая-либо вещь, дитя идет методом познанияее. Грос справедливо гласит, что дитя «страстно» стремится давать всякой вещи имя8, — и это только подчеркивает В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава, что это не глупый, не малосодержательный процесс, но процесс, который увлекает и заполняет дитя, как 1-ая ступень в зании вещей. Интересно, что если вы малышу 4—5 лет зададите вопрос: «знаешь ли, что такое вилка?», то дитя с полным убеждением, что оно знает, что такое вилка, ответит вам: «вилка? это — вилка В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава!». В шкале Бине только к 7 годам дитя способно давать истинные определения — правда, характеризуя не состав, не природу предмета, а его употребление («вилка — это для того, чтоб есть», «стул — для того, чтоб сидеть» и т. д.). И только к 10 годам дитя поднимается над такими телеологическими определениями до определения предметов В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава по их составу и сути.

Как в Библии Адам нарек имена всему существующему, так дитя, знакомясь с миром, должно дать имя всему — частью запоминая имена, которые оно слышит от взрослых, частью само сочиняя наименования вещей. И здесь принципиально то убеждение малыша, что всякий предмет, «имеет» свое имя; дитя меньше всего могло В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава бы быть названо номиналистом, ибо имя находится в интимной связи с самим предметом. Известное «волшебство слова», о котором нам приходилось гласить в главе о притчах, стоит во внутренней связи со всем «миропониманием» малыша.

Но если в вопросах дитя выражает работу собственного ума, почему же оно, задавая вопросы, нагромождает их В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава так, что на их нереально ответить, почему оно нередко не слушает наших ответов на его вопросы? Но характерна ли эта психология только детям, не встречаемся ли мы с таким же явлением у взрослых? Да, и у взрослых вы довольно нередко (а может быть, и почаще даже, чем у малышей В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава) сможете следить, что двое собеседников, разговаривая вместе, не внемлют один другого, ставя вопрос, выражая сомнения, совершенно не внемлют того, что им отвечают, а продолжают свое. Но позвольте сказать несколько слов о психологии вопроса вообщем.

Мы нередко проходим мимо предметов, которых не знаем, но к которым привыкли, — и самая В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава эта привычка вроде бы понижает наше внимание. Но если нам встречается что-то новое, внезапное, это возбуждает наше внимание, поселяет известное беспокойство, вообщем пробуждает работу ума, которая и находит свое выражение в вопросе: «что это такое?» Вопрос потому стоит не сначала умственной работы, а является ее продуктом: возбуждение внимания В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава, его остановка на необыкновенном — сами по для себя еще не включают умственной рабо ты9, атолько стимулируют ее; вопрос потому появляется

--

9 Ср.: Gr о os. Op. cit. S. 197.

не от обычный остановки внимания, а при пробе мыслить. Вопрос есть формулировка затруднений нашей мысли и связан в собственном содержании с тем, как и над В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава чем работает наша идея. Понятно, что верная постановка вопроса имеет большущее и продуктивное значение в предстоящей интеллектуальной работе, ибо уже в вопросе предрешается логическая дорога, которой будет двигаться идея. Нередко даже в научном творчестве успешная постановка вопроса значит больше, чем искание ответов на него, так как В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава с правильной постановкой вопросов связана дорога во всей предстоящей работе мысли. Если вопрос определяет делему, то он должен искусно отделить известное от неведомого в данном направлении и поставить их в правильные отношения. Вопрос является потому продуктом умственной работы, в нас происходящей, ее симптомом. И не только лишь детки, да и мы, взрослые В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава, нередко ставим больше вопросов, чем это по силам нашему мозгу, нередко больше задаемся вопросами, чем ищем на их ответов. И потому что формулирование вопроса есть узнаваемый фуррор в интеллектуальной работе, то самая постановка вопроса несет с собой уже некое ублажение, как выражение чувства уже несет с собой В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава некое его разрешение. Естественно, ум, который всегда только ставил бы вопросы и никогда не находил бы на их ответов, был бы странноватым, но ведь мы же на данный момент говорим не о таковой сплошной массе вопросов, выскакивающих один за одним и не ждущих ответов, — мы говорим о тех В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава отдельных случаях, когда вопросом вроде бы завершается интеллектуальная работа. Как отдельные случаи, такие «безответные» вопросы встречаются и у деток и у взрослых и нисколечко не опорочивают интеллектуальной работы, стоящей вообщем за вопросами.

Вернемся к детским вопросам. — Не стоит забывать, что перед детским сознанием раскрывается нескончаемый, бескрайний мир, в каком В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава еще настолько не мало неизвестного, неведомого. Одно дитя отлично выразило это состояние поглощенности души миром, ее обремененности им в соответствующем восклицании: «как Бог может знать все предметы в мире — их настолько не мало!». Дитя начинает с того, что лицезреет около себя, потом внимание его перебегает к более отдаленным предметам, — и везде В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава первым шагом в приближении к ним является вопрос о заглавии.

Не стоит забывать, что в это время происходит развитие речи; потребность в особенном слове для наименования нового предмета заостряется и с этой стороны. Очередное. При всех тех ограничениях, какие вводит Штерн в свое учение о 3-х ступенях в развитии В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава умственных функций, безусловно, это поначалу внимание малышей обращено на предметы, как таковые, — а потом уже перебегает к действиям и в^имодействиям, к связям вещей, к их цели, к их происхождению. Очень любопытны три фазы при рассматривании картин, какие установил Бине в собственной шкале: если вы покажете детям 3 лет В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава гравюры, то они могут дать только «перечисление» предметов, изображенных на картине (тип ответа при вопросе: «что видишь на картине?» такой: «господин, дама, дерево...»). Только к 7 годам достигается последующая фаза — «описание», в каком характеризуется то, что «делают» люди («господин и дама посиживают на скамейке») и только к 15 годам достигается фаза «истолкования», когда В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава восстанавливается содержание картины, не только лишь в предметах, на ней нарисованных, не только лишь в

действиях и связях этих предметов, да и в том смысле, который желал, по воззрению испытуемого, выразить живописец10. Эта последовательность в развитии выражения о картине указывает, что энтузиазм к предметам как таким есть популярная В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава ступень в развитии ума. Только равномерно от предмета в его наличности, в его наружной обособленности, фиксируемой особенным заглавием, дитя перебегает к энтузиазму о значении этого предмета, о его месте посреди других предметов (телеологический вопрос: «зачем?», «для чего?»), а потом и к вопросу о строении и о происхождении предмета (энтузиазм к причинному В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава осознанию). Что касается вопросов последних типов, то их связь с работой мышления, естественно, стоит вне всяких колебаний. Еще Юм желал связать причинное осознание, со сферой представлений, а не мышления — а именно, с процессами ассоциации. Штерн справедливо замечает по этому поводу, что исследование детского мышления категорически принуждаетнас В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава признать идею причинности независящей от сферы представлений ". Причинность есть категория мышления, которая просыпается благодаря опыту, но не рождается из опыта.

Как типическая форма детского мышления, вопросы в особенности свойственны в возрасте от 272 до 572 лет; хотя самое содержание вопросов равномерно изменяется, но, как форма умственной работы, они сохраняют тот же В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава нрав. Если даже детские вопросы кажутся нам иногда поверхностными и случайными, то мы все равно должны благодушно и пристально относиться к ним12.

Вернемся к анализу детского мышления вообщем. Мы лицезрели, что 1-ая и основная форма детского мышления — это мышление по аналогии. Но дитя не может удержаться на этой ступени — вопросы и В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава сомнения других людей, собственная умственная работа, проявляющаяся, меж иным, в детских вопросах, выводят дитя из этой первой стадии, дитя стремит-

--

10 Другие создатели указывают малость другие ступени в развитии выражений о картинах. Так, Bobertag устанавливает 4 ступени: 1) перечисление отдельных предметов — 3 г., 2) описание — б л., 3) разъяснение с помощью наводящих вопросов В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава — 9 л., 4) разъяснение — без вопросов — 12 л. О разных формах исследования этого см.: S t e г п и. Wiegmann — Methodensammlung zur Intelligenzprufung von Kindern und Jugendlichen. 1920. S. 83-92. См. также: Stern — Psychologie der fruhen Kindheit. S. 128—135.

"Stern — Psychologie... S. 258 ff. Интересно указание Штерна и на то, что причинное мышление у деток, как можно В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава судить по дневникам, связано не с обыденным, как раз с необыкновенным (Ibid. S. 260).

12 Наилучшие анализы детских вопросов см. у Селли, у Штерна, у Бюлера. Увлекательны выводы, к которым пришел Грос при исследовании причинного мышления в более старшем возрасте. Грос изучал «причинные вопросы» зависимо от того, ориентированы ли они В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава на предпосылки («регрессивные» вопросы) либо на следствия («прогрессивные» вопросы). Ах так изменяется отношение регрессивных и прогрессивных вопросов (сначала у малыша преобладают регрессивные вопросы, а потом равномерно выступают на 1-ый план прогрессивные):

Годы Отношение регрес. вопросов к прогрес.

12—13 9,8

14—15 7,4

15—16 4,7

16—17 3,9

Студенты 1,3

ся к более внимательному исследованию фактов для получения общих выводов, либо В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава отыскивает общих мыслях, при помощи которых оно могло бы оправдать свои выводы. В первом случаемы имеем дело с индуктивным мышлением, во 2-м — с дедуктивным13.

Детская индукция имеет всем известные недочеты. Детские обобщения, те общие идеи, которые дитя строит на основании «изучения» фактов, носят нрав «нетерпеливой импровизации», говоря известными словами Тургенева («Рудин В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава»). Ребенку необходимо очень мало фактов, чтоб на основании их прийти к выводу; некритичность, естественно присущая ребенку, ведет к тому, что случайное и временное кажется ребенку значимым и неизменным. Все это обрекает детские обобщения на неизменные ошибки. Но тут как раз очень уместно было бы напомнить главы в «Логике» Милля В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава, посвященные анализу ошибок в выводах — это было бы полезно, чтоб удержать нас от поспешных и несправедливых упреков по адресу малыша. Естественно, мы, взрослые, не делаем таких ошибок, как малыши, но мы имеем свои ошибки, которые являются тоже грубыми и томными.

Детская дедукция, как и у взрослых, больше В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава является редукцией: психологически процесс идет не от посылок к выводу, а от вывода к тем посылкам, которые его доказывают. Для детских дедукций очень типичны две ошибки: 1) дитя, в поисках общей идеи для подтверждения собственной мысли, пользуется мыслью, которая действительнодает обоснование мысли, но которая сама по для себя является неистинной, либо В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава 2) дитя высказывает, в подтверждение собственной мысли, такую идею, которая сама по для себя истинна, но имеет очень слабенькую связь с выводимой идеей. Естественно, в детском мышлении ошибки занимают очень огромное место, — но принципиально то, что умственная работа укладывается в логическую форму. Штерн, который дает в собственной книжке много не В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава плохих примеров развития индукции и дедукции у собственных деток (начиная от 3 лет), находит, что дедукция сравнимо редка у деток. Мне представляется этот вывод Штерна не отвечающим реальности.

На этом мы можем окончить анализ «связного» мышления у деток. До того как мы обратимся к анализу отдельных логических процессов В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава у малышей, подчеркнем снова высшую интенсивность умственной работы у малышей. Дитя мыслит обо всем, мыслит напряженно и творчески; в конечном итоге этой работы, нередко не отделившейся от работы фантазии, у малыша слагается типичное «миросозерцание». Селли гласит, что всякое дитя — метафизик, и это правильно в том смысле, что всякое дитя далековато перебегает В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава за границы опыта. Детское мышление содержит внутри себя зачатки реального философского мышления.

Обратимся к процессам суждения и образования понятий у малышей.

--

13 Было бы более верно, следуя Карийскому (Систематизация выводов), гласить в первом случае о выводах от отдельных предметов к группе, а во 2-м случае — от группы к отдельным В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава предметам.

Современная психология мышления учит, что с понятиями мы встречаемся только в их включенности в суждения, — даже больше: самый генезис понятий связан с суждениями. Никогда понятие не мыслится в потоке мыслительной работы без помощи других и раздельно: понятия формируются только в живом процессе мышления и только включенными в В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава него и есть. Но если с психической точки зрения реально есть только суждения, а понятия не владеют самостоятельным бытием, то с логической точки зрения конкретно понятия и тот духовный «взлет», который в их осуществляется, вводят в наше сознание «трансцендентальное» начало. Тут не место развивать эту идею, довольно указать на В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава нее.

Гуссерль, современный платоник в логике и психологии логических процессов, с убедительной ясностью показал, что образование понятий, хотя и исходит от образов, но не заключается ни в их преобразовании, ни в сгущении (как это, к примеру, подразумевала теория «родовых образов», построенная Рибо); образование понятия есть дело особенного и непроизводного акта нашего В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава духа, который мы можем, прямо за Гуссерлем, именовать «идеацисй». Благодаря идеации мы поднимаемся над образным материалом до «логоса» явления, до его «идеи» и «сущности». Будучи непроизводным актом, идеация не может развиваться из актов представления, хотя она и опирается на образный материал: вправду, образы являются материалом, в каком нам, благодаря идеации В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава, раскрывается безупречная сторона в явлении, и мы восходим к сфере безупречного, нескончаемого, постоянного. Мы должны ждать, что и у малышей функция понятий развивается не из образов, но н а видах, — и притом, естественно, как уже было обозначено, понятия развиваются в суждениях. К детским суждениям поначалу мы и В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава обратимся.

Уже 1-ые «односложные предложения» (см. главу о развитии речи у малыша)являются реальными суждениями [аиногдаAnnah-men — когда они выражают только чувства; но со стороны содержания, как былоужеуказано, Annahmen не отличны отсуждений и тожевключают акты идеации]14. Но еще ранее, чем идея детская реализуется в словах, дитя обладает формой В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава суждения — хотя и не развитой еще. То психологическое расчленение, которое конституирует суть суждения, можно вкупе с Геффдингом выразить психологически так, что в суждении выступает terminus a quo («подлежащее» суждения) и terminus ad quem («сказуемое» суждения). Его можно отыскать фактически и в интуиции, но только там оно не выражено, не оформлено В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава. Поэтому язык и играет такую роль в развитии дискурсивного мышления: оформляя и закрепляя расчленение единой «мысли», он помогает тому, чтоб логическое расчленение мысли могло быть осознанным. Интуитивные акты, психологически связанные с дуализмом terminus a quo и terminus ad quem, логически еще едины; в дискурсивном мышлении психологическое расчленение, оформленное и вроде бы В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава объективированное при помощи языка, становится логическим. Но язык все таки играет тут внешнюю роль — он только оформ-

--

14 Сложных и тяжелых вопросов, затрагиваемых в этих строчках, я, очевидно, не могу тут касаться.

ияет и закрепляет то перерождение психического расчленения в логическое, которое созидается другими силами, конкретно тем. ч т о В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава terminus ad quem становится понятием. Этот акт есть акт идеации и исключительно в том случае, если он имел место, если terminus ad quem психологически дорастает до понятия; появляется логическое расчленение. Понятно, что в суждениях (познавательных!) сказуемое всегда является понятием; с логической стороны суждение является сознанием идеи В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава в явлении — это не есть просто сознание понятия, но конкретно сознание понятия в явлении. Понятие появляется благодаря акту идеации. но, чтоб появилось суждение, нужен акт синтеза (явления и понятия). Естественно, акты идеации имеют в нас место до возникновения слов, но слова, в силу символической функции их, присущей им по В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава самым условиям их появления, в особенности просто становятся носителями понятий.

Разные наблюдатели (Шинн, Прейер, Штерн) находили 1-ые выражения во 2-ой половине второго года жизни. Как могу судить по своим наблюдениям над. детками, они встречаются уже в первой половине второго года жизни. Вот вам наглядный пример, приводимый Прейером: «на 23 месяце В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава жизни дитя высказало 1-ое суждение: оно пило молоко, поднося чашечку обеими руками ко рту; потому что молоко было жарко, то дитя стремительно поставило чашечку на стол и произнесло звучно и решительно, смотря на меня обширно открытыми очами — «горячо!». Приведя несколько аналогич ных восклицаний малыша, Прейер замечает, что это не было обычной В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 23 глава' ассоциацией слова с чувством жаркого — а было «настоящим суждением». Естественно, такому опыт ному наблюдающему, каким является Прейер, нельзя не поверить. Бюлер справедливо считает, что целый ряд однословных выражений малыша уже в стадии наименования предметов имеет нрав реальных суждений15, которые он именует «суждениями называния».


v-filosofskih-odah-i-esteticheskih-manifestah.html
v-finansirovanie-proekta.html
v-finansovoe-ozdorovlenie-vneshnee-upravlenie-mirovoe-soglashenie.html