В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава

В ближайшее время стали много заниматься сближением меж детскими рисунками и рисунками у одичавших народов. Вопрос этот очень любопытен с различных точек зрения. Непременно, тут могут быть указаны любознательные параллели; не входя в их10, остановлюсь несколько на сопоставлении рисунков наших деток и деток простых народов. Картинки малышей эскимосов (см В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава. рис. 47) очень далеки от схем наших малышей:

--

10 См. по этому вопросу: В u h 1 е г — Die geistige Entwickelung. § 25; Kerschen-steiner. Op. cit.; Levinstein — Kinderzeichnungen bis mm 14 Lebensjahre mit Parallelen aus der Urgeschichte, Kulturgeschichte und Volkerkunde; W и n d t — Volker-psychologie. B. Ill; Kretschmar — Kinderkunst bei den Volkern niederer В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава Kultur; Verworn — Kinderkunst und Urgeschichte. Verworn — Ideoplastische Kunst.

Рис. 47.

Г-жа Майтланд, собиравшая эти картинки, сделала вывод, что можно провести полное сближение рисунков эскимосских малышей и наших деток, но Бюлер справедливо замечает, что на основании таблиц, приведенных Левинштейном, этот вывод не может быть принят. Очень увлекательную коллекцию рисунков В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава негритянских деток собрал Кречмар, также Франке в собственной книжке — Die geistige Entwickelung der Negerkinder (1915): эти картинки совсем подобны рисункам наших малышей.

Скажем несколько слов об общем значении рисования в духовном развитии малышей.

Дитя лицезреет предметы, слышит их наименования, само их именует, но это «знание» является бледноватым, неясным, как это отлично В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава находится как раз в детских рисунках. Сами по для себя зрительные, слуховые восприятия еще не полностью выводят дитя из сферы личных переживаний, — хотя, естественно, дитя так же «экстернализирует» либо «объективирует» свои восприятия, как и мы. Но эта объективация определяется приемущественно «размещением» вещей в пространстве; потому что дитя В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава длительно не отделяет само себя от всей обстановки, то сама по для себя объективация либо экстернализация предметов восприятия не отделяет их полностью от дитяти. В первых же пробах рисования, еще не выходящих за границы «каракулей», дитя внезапно знакомится с

появлением вещей, приближается к тайне созидания. По мере того, как дитя завладевает изобразительной В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава силой рисунка, оно становится способным воплощать в рисунке, в некую форму бытия, свои образы, свои планы. Рисование становится не только лишь средством эстетического творчества, средством «изображения» тех либо других образов, занимающих внимание малыша, — оно является техническим введением в сферу той активности, при помощи котороймы можем творить, видеть В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава нечто беспристрастное, реальное. Рисование не одно служит этому — по-строительные игры, лепка тоже развивают это «творческое сознание», эту «творческую установку», но рисование является самым легкодоступным и обычным методом в развитии этого. Кроме большущего значения этого момента в общем развитии творческой жизни у малыша и в особенности эстетического его творчества, рисованию принадлежит большущая В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава роль в развитии точности наших восприятий. Оно становится благодаря этому очень ценным фактором в умственном созревании малыша, в развитии внимания, возможности восприятия и наблюдения. Более принципиальна роль рисования и общем техническом развитии малыша. Техно свобода, т. е. уменье воплощать свои мысли, планы, свои фантазии — есть очень В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава принципиальная способность, которую необходимо всячески развивать: сколько людей не созидают ничего ценного благодаря конкретно этому, что не обладают той либо другой техникой воплощения собственных планов и мыслях! Технические способности, техно «ловкость», умение воспользоваться разными формами технического воплощения планов, и,г°й, планов в первый раз реализуют в нас мощь творчества. Естественно В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава, все мы владеем, в большей либо наименьшей степени, простой техникой, нужной для нашего быта, но от этих форм техники до истинной технической свободы, до умения обладать разными формами технического творчества еще далековато. Рисование имеет тем большее значение в этом техническом созревании, что оно доступно для всех по В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава простоте собственных средств.

Еще большее значение в этом техническом, также и эстетическом созревании малыша должны мы приписать лепке. Из 1-го и такого же материал (воск, глина) дитя лепит различные фигуры, которые стоят тем выше нарисованных фигур, что они не имеют плоскостного нрава, а представляют истинные проигрывания реальных вещей и В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава созданий. Тяжело даже поведать, какой чрезвычайный подъем творческих планов вызывает в душе малыша возможность лепить различные фигуры! В душе малыша спеет сознание собственной творческой силы, перед ним раскрывается нескончаемая перспектива творчества; то, что делает человека царем природы, распорядителем могучих ее сил, раскрывается уже тут ребенку в нескончаемой и притягивающей к В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава для себя перспективе. Довольно зайти в отличные детские сады, чтоб убедиться в большущем значении лепки в духовном созревании деток: понятно, что это самое любимое занятие деток. Мы не имеем еще исследовательских работ о воздействии детских садов на малышей, переходящих потом в обыденные наши школы, но там, где в школах В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава — в исходных классах — удается сохранить лепку, как форму «занятий», ее большущее воздействие на внутренний

7 Психология юношества

рост детской личности стоит без всякого сомнения. Не могу здесь же не упомянуть еще об одном пути художественного развития малыша, имеющем, по моему убеждению, глубочайшее воздействие на развитие малыша, на процесс роста и освобождение души в ее В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава силах — на детские танцы. Так именуемая ритмическая гимнастика (по системе Далькроза), при всей ценности собственной, припоминает ту стадию в методике рисования, когда шли от частей к целому. В ритмической гимнастике усваиваются конкретно элементы, через усвоение которых как будто вводится начало ритма во все движения тела. Может быть, у отдельных В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава малышей ритмическая гимнастика и пробуждает общее чувство ритма и чутье роскошного, но в целом, по моим наблюдениям, это можно следить сравнимо изредка. Дело в том, что отдельные движения в системе ритмической гимнастики б е с с м ы с л е н н ы, не одухотворены никаким содержанием В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава. И как в методике рисования мы идем сейчас не от частей, а от целого, исходим из детского рисунка, как он естественно слагается у малыша, и равномерно идем к более четкой передаче целого и к отделке подробностей, — так и в методике физического воспитания нужно исходить от осмысленных, одушевленных известным В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава содержанием движений, равномерно достигая и большей выразительности движений и наилучшей отделки частностей. Ритм в нас вообщем не делает целого из частностей, а, напротив, появляется из расчленения целого — это относится и к звуковому, и к зрительному, и к моторному ритму. Не входя в более подробное обсуждение этой темы, настолько В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава же принципиальной в психологии, как и в педагогике, скажем только, что в сочетании изобразительных танцев (в передаче в системе движений какого-либо сказочного содержания) с ритмической гимнастикой лицезреем мы разрешение затронутого вопроса о путях развития движений в ребенке. Во всяком случае, вовлечение движений в сферу эстетического процесса, происходящего в душе малыша В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава, имеет бесценное общее значение; только на этом пути тело становится не преградой, а органом души, что и сказывается в освобождении и развитии грации. Полную параллель этому находим мы и в культуре голоса. Добавим, что очень принципиально развитие телесного ритма и грации конкретно в ранешном детстве, за длительное время до пробуждения В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава полового сознания, — ибо тут, в ритмизации движений, мы становимся жутко близки к началу пола. Пока чиста детская душа, развитие ритмики и грации в движениях не делает никакого психологического возбуждения, настолько уже небезопасного не только лишь в пору созревания, да и последние 3—4 года до него.

Остановимся еще на очень принципиальном В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава проводнике эстетической жизни в ребенке — на притчах. Чтоб осознать сложную и влиятельную роль сказок в эстетическом развитии деток, нужно осознать то своеобразие детского мировоззрения (оно, естественно, есть у деток!), которые мы можем охарактеризовать, как детский мифологизм, который сближает деток с первобытным человеком и... живописцами. Для малышей В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава, для первобытного человека, для реального художника вся природа живая, полна внутренней богатой жизни, — и это чувство жизни в природе не имеет внутри себя, естественно, ничего выдуманного, теоретического,

а является конкретной интуицией, живым, убедительным восприятием. Мы приводили уже рассказ у Селли, когда одно дитя пожалело бездвижно лежавший камень («Бедный камень! как ему должно В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава быть скучновато всегда лежать на одном месте») — это может служить неплохим примером детских интуиции. Волшебные стихи Лермонтова

«Ночевала тучка золотая На груди утеса гиганта...»,

возможно, поближе всего и понятнее конкретно детям с их чувством жизни в природе. Это чувство жизни в природе, по мере роста процессов эйек-тивации, все В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава более нуждается в умственном оформлении — и сказки как раз и отвечают этой потребности малыша. Еще есть другой корень сказок — это работа детской фантазии: будучи органом чувственной сферы, фантазия отыскивает образов, чтоб выразить в их детские чувства11. Существует бесспорная и глубочайшая связь меж играми и притчами; можно было бы В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава даже сказать, что всякая притча, в собственной сути, есть не что другое, как фабула игры — независимо от того, была ли эта игра сыграна либо нет. Слушая сказки, дитя услаждается той же свободой в игре образов, какой оно услаждается в игре движений, — различие созидается тут, меж иным, и тем, что В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава в реальных играх, как мы это знаем начальной точкой является всегда некая толика действительности (снова напомним замечательный образ девченки Козетты у Виктора Гюго в «Отверженных» и ее игру с остатком поломанной сабли). Игра это есть воплощенная — драматизированная, инсценированная — притча, а притча—это игра до собственной инсценировки. Но как игра психологически В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава отлична, так сказать, «действенным мифологизмом», живым преображением чего-либо реального, что должно быть налицо, так и притча, способная обойтись даже без капли действительности, отлична общим мифологическим сознанием, общей мифологической перспективой, в которую глядит тут детская душа. Но тут нужно нам тормознуть, хотя бы и очень коротко, на различии мифа В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава, как такого, от сказки и на общей характеристике детского мифологического сознания.

Обычно считают, что различие меж мифом и сказкой состоит в том, что, слушая сказку, мы сознаем, что в ней говорится о кое-чем недействительном и «сказочном», тогда как миф есть только доверчивая форма научного разъяснения, принимаемая совсем серьезно В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава12. В этой характеристике верно схватывается различие сказки и мифа в их зрелую пору, верно выдвигается на 1-ый план разная психологическая установка в обоих случаях. Но, было бы ошибкой не замечать конкретно генетической близости сказки и мифа — и это имеет особенное значение для того, чтоб войти в осознание детского

--

11 Через исследование детских В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава фантазий мы можем просачиваться в закрытый мир детских эмоций. Как способ персональной психологии это разрабатывал в Киеве д-р Шнеерсон.

12 Посреди психологов юношества в особенности резко эту точку зрения проводит Бюлер — Die geistige Entw. S. 311. 320-32 1.

7*

мира: миф и притча вырастают из 1-го корня, взаимно оказывают влияние В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава друг на друга, и их различие связано с более определенным сознанием различия мира реальности и мира фантазии. Сначала же мифологическое осознание реальности так еще связано со сказочным миром, со сказочными видами, что нередко совсем нереально сказать, где кончается одно и начинается другое. Сказочные герои, действующие в притчах существа занимают не маленькое место В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава в системе мифологического осознания реальности у малыша13. Это мифологическое осознание, хотя и является выражением роста умственной силы у малыша, очень очень связано с работой фантазии; мы коснемся этого вопроса несколько дальше, на данный момент же только подчеркнем роль фантазии в осознании реальности у деток. Грос приводит В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава увлекательный пример сотворения девченкой 31/2 лет этиологического мифа, т. е. мифа, нужного для разъяснения предпосылки явления, и справедливо сближает это с этиологическим мифотворчеством взрослых14. Что касается сказки, она непременно далека от этого воздействия ума; и то, что слышит дитя в притчах, рассказываемых ему, и то, что оно само (уже на В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава четвертом году) жизни делает в собственных притчах, чуждо познавательным задачкам. Но, сказочный мир еще не противоборствует сначала миру реальности, равно как дитя еще не сознает разной психологической установки при воззвании к сказочному миру либо к мифологически понимаемой реальности. Мы еще увидим далее красивые параллели к этому в том, как В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава принимает дитя картины: оно их воспринимает за действительность.

Соответствующим различием «сказочного сознания» Бюлер считает то, что притча «чужда действительности»1-5. Это, естественно, правильно, но это неполно и поэтому не вскрывает сути «сказочной установки». Сказочный мир, как и сфера игр, как и сфера искусства, естественно, отличен от реальности, но он обладает в то же В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава время каким-то устойчивым бытием, про которое можно сказать словами Лейбница, что оно, как и материя, — phaenomenon bene fundatum. Притча не есть для малыша незапятнанная выдумка, герои сказки живут для малыша собственной особенной жизнью, как и для нас, взрослых, было бы не четким сказать, что хоть какой художественный образ В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава «выдуман». Да, мы осознаем, что он сотворен художником, но, после того как он сотворен, он живет и в нас и в других некий особенной устойчивой жизнью, он обладает каким-то особенным полуреальным бытием. Различие меж «сказочной» и «познавательной» установкой идет не по полосы реального и недействительного, напротив, само В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава это различие является продуктом психологического развития под воздействием игры (и сказк и); сказочный мир, скажем обширнее — сфера игры появляется в конечном итоге психологической работы, опирающейся на «установку на игру». Для этой установки типично — мы гласили уже об этом — выражение эмоций, и то, что созидает фантазия, как выражение В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава эмоций, длительно не сознает-

--

13 Это признает и Бюлер (Op. cit. S. 320). HGroos- Das Seelenleben des Kindes. S. 152—153. 15Buhler-Op. cit. S. 320.

ся в собственном отличии от всего реального16. Только по мере того, как мир фантазии расширяется и вырастает, по мере того как яснее и яснее переживается свобода в этом мире В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава и связанность в мире «действительном» — начинают отделяться (очень медлительно) две сферы. Детские мифологемы и сказочный мир много времени являются тесновато связанными — и это очень затрудняет их расхождение, тем паче, что в умственном росте малыша мифологемы отпадают, как молочные зубы, а сказочный мир живет стабильно и даже нередко дает убежище сказочным В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава образам (как это видно и на притчах народных).

Обратимся к короткой характеристике детского сказочного мира. 1-ые сказки, как это справедливо отмечает Бюлер, связаны с личностью самого малыша: мамы, няни отлично это ощущают и начинают 1-ые сказки так: «жил-был мальчишка таковой, как ты...». В этих притчах невольно повествуется о В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава том, что переживает дитя — притча вроде бы воплощает в виде то, что есть в душе малыша. В сказочном материале выступают люди, животные, вещи — знакомые ребенку—и эти сказки звучат для малыша, как рассказ о кое-чем полностью реальном. Помню, как я говорил собственному племяннику 4-х лет о лошадки и В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава ее жеребеночке и позже сам запамятовал подробности рассказанной сказки — и это было страшно грустно мальчугану, который все добивался, чтоб я поведал ему о жеребеночке: утеря подробностей сказки была так же горька мальчугану, как утеря чего-то реального... Справедливо гласит Селли, что для малышей слова имеют глубокую и В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава загадочною связь с вещами, заглавием которых они являются: малыши глядят на слова как на знаки вещей; они страшатся неких слов, верят в магическую силу других. Мы имеем тут дело с истинной верой в магическую силу слов. Бюлер, который не делит этого взора Селли, сам признает, что в мире сказки нет ничего неосуществимого В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава для малыша. Тут действительное и расчудесное так сплетаются одно с другим, что нам это представляется непонятным, — меж тем тут нет никакой загадки, если вспомнить, что сама реальность понимается мифологически.

В притчах повсевременно налицо внезапные перемены, скачки, перевоплощения; но, чисто комбинаторная фантазия проявляется в притчах слабо, — тут лежит причина В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава неправильного представления, в особенности защищаемого Вундтом, о скудости детской фантазии. Несправедливость этого представления так явна, что его нечего даже опровергать. Очень нередко в притчах находим преувеличения либо преуменьшения, — это один из любимых приемов сказочной поэтики. Бюлер справедливо ставит этот момент в связь со слабостью сопоставления у малышей17.

По В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава Штерну, типичная сказочная установка может быть наблю-

--

16 Справедливо гласит по этому поводу Штерн (Op. cit. S. 182), что дитя длительно не сближает реального с прошедшим; аспект действительности лежит для малыша не в связности бытия, а в интенсивности его переживания.

17 По шкале Бине, сопоставление по памяти (к примеру, мухи и бабочки В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава) по силам только детям, достигшим 8 лет.

даема уже сначала третьего года жизни18. Для свойства сказочного мира малыша бесценное значение имеет не достаточно еще изученное собственное сказочное творчество малыша. По Штерну, 1-ые сказки, сочиняемые детками, не имеют ничего общего с личностью малыша—и это нисколечко не противоречит обозначенному выше типу первых В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава сказок, которые рассказываются ребенку. Окружающие дитя взрослые невольно приближают сказку к миру внутренних переживаний малыша, ибо без этого дитя не может заинтересоваться сказкой: дело идет не о личности малыша, а о его эмоциях, личность же и там другая, но только близкая (с этим же именованием, таких же лет и т В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава. д.) Собственные сказки малышей представляют рассказы о детях, о животных, которым вкладываются такие же чувства, какие испытывает и дитя. По Штерну, собственное сказочное творчество начинается на 4 году жизни, а новый тип сказок о самом для себя («когда я буду большой...») начинается около 5 лет. Вобщем, фантастические рассказы о для себя В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава (без типичного сказочного стиля) встречаются и ранее.

Даже то, еще недавнешнее исследование детских сказок, каким мы обладаем в текущее время, не позволяет придерживаться классической теории фантазии. Тут очень типичны взоры Бюлера, который отрешается от чисто ассоциативного (либо, как он именует — «аддитивного») принципа в разъяснении генезиса образов В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава фантазии. Бюлер лицезреет ключ к осознанию детской фантазии в принципе аналогии19 — и это вдвойне правильно — и поэтому, что этим образы фантазии сближаются с построениями мышления, а не памяти (напомню удачную формулу Эббинггауза-Дюра о «мыслях фантазии»— Fantasiegedanken), — и поэтому, что этим сотворения фантазии приближаются к правильному осознанию в их отношении В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава к чувственной сфере. Аналогия, которая, как мы увидим, является простейшей формой мышления, является обычным «допущением» (Annahme), логическое внедрение которого никогда не может идти дальше правдоподобия, — a Annahmen, как это отлично раскрыл Meinong, и есть форма работы фантазии, т. е. связана с чувственной сферой. Грос, который не склонен сводить к Annahmen В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава всю психологическую тайну установки игры и призрачного сознания, согласен, но, что они играют значительную роль и в играх малышей, и в «эстетической иллюзии», и в притчах21. Мы можем быть решительнее и признать, что сказки всецело связаны с работой фантазии, конкретно как органа чувственной сферы: сказочный мир объективирует для малыша В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава те либо другие чувства, и в этом потаенна живучести в нашей душе сказочных образов и потаенна их воздействия на детскую душу. Верно показывает ряд психологов на близость сказочных образов к образам в сновидениях22, а в связи последних с чувственной сферой, естественно, не может быть никаких колебаний.

--

18 См В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава. примеры: Stern — Op. cit. S. 183.

19 Напомню, что уже Бен сводил все творчество к ассоциации сходства, которую он осознавал в смысле аналогии.

21 G г о о s — Das Seelenleben des Kindes. S. 183 — 184.

22 О работе фантазии во сне см. у Штерна (Op. cit. S. 202—205).

Естественно, сказочный мир раскрывается ребенку только тогда, когда он обладает В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава уже хоть незначительно речью — и эта связь сказки с языком всегда остается очень тесноватой.-Когда дитя завладевает речью, оно называет весь мир, дает всему заглавие, вроде бы оживляя этим весь мир, — и тут фактически начинается реальная детская мифология. Все, что получает свое имя, получает и жизнь; все оживает и В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава вроде бы раскрывается в собственной жизни для малыша, который ощущает эту жизнь даже в постоянных и мертвых вещах. Когда в притчах оживают вещи, когда разные предметы в притчах начинают действовать ночкой, когда все дремлет, — то в этом нет ничего необычного для малыша, ибо мифологическое одухотворение всего предшествует притче. По В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава мере развития игр, роста сказочного материала все яснее становится для малыша различие мира «воображаемого» и реального, — но, и отделяя эти два мира, дитя их не противопоставляет, ибо воображаемое обладает для малыша реальностью, только другого типа. Притча и миф расползаются потому не столько по принадлежности собственной к различным сферам действительности В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава (тем паче, что позднейшие сказки — типа сказки о Робинзоне — как это признает и Бюлер23, приближаются к реальности), сколько по роли в их разработке различных психологических сил, — по своим целям, по собственной установке. Задачка сказки — дать образы, в каких выражаются, которыми питаются чувства, миф же имеет познавательную функцию вытекает В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава из задачки осознания реальности.

Рисование, лепка, сказки — таковы более изученные формы эстетического творчества у малышей. Быстро просмотревши эту сторону эстетической жизни малыша, мы удостоверились в богатом развитии творческой активности у малышей, в высочайшей напряженности эстетической жизни, в необычном универсализме ее, удостоверились, что эстетическая жизнь малышей отлична от нашей В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава конкретно тем, что ей чужда пассивность. В том общем надломе и упадке, которые переживает дитя сначала школьного возраста, имеет огромное значение присущий нашей культуре интеллектуализм, низкая оценка чувственной жизни: это ведет к угнетению творчества, обслуживающего чувственную сферу. Школа должна идти навстречу чувственной жизни малыша, в особенности высшей духовной В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава жизни его; умственное развитие школа не должна ставить на 1-ое место. Дитя не отыскивает сначала познания — а отыскивает выражения и питания собственной внутренней жизни, творчества, и мы должны посодействовать детям в этом. Практически и жизнь и школа давяще действуют на чувственную жизнь малыша, и тяжкий надлом, потускнение чувственной жизни, общее снижение творческих В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава сил являются и в наше время неминуемым спутником вступления в школьный возраст...

Нам осталось еще познакомиться с религиозной сферой малыша, — на этом мы закончим знакомство с высшей духовной жизнью его.

23Buhler-Op.cit.S.320.

ГЛАВА XI.

Религиозная жизнь малыша. Принципы религиозной психологии. Общие черты детской религии. Детские религиозные представления В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава; религиозная активность у малышей. Детская фантазия. Развитие ее осознания в современной психологии юношества. Детская ересь, ее социальные корешки. Реальная ересь, ее формы. Анализ «псевдолжи».

Как моральная, эстетическая, так и религиозная жизнь в нас образует необыкновенную сферу духовной жизни, целостную, единую, определяемую особенной установкой, — в силу чего В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава религиозная жизнь находит свое выражение как в эмоциях, так и в работе разума и в активности. Естественно, сердечко религиозной жизни, ее движущая сила находится (как и в моральной и в эстетической сфере) — в эмоциях, ибо они одни присваивают религиозным процессам в нас начало жизни. Есть много людей, идея которых, в силу самых В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава различных критерий, занята религиозными темами; есть люди, поведение, активность которых заполнены выполнением религиозных обрядов, но если не теплится в их душе огнь религиозного чувства, — в их нет религиозной жизни. И, напротив, где есть религиозное чувство, там есть религиозная жизнь, в каких бы умеренных размерах ни выражалось воздействие этого В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава чувства на сферу мозга либо активности. Может быть, существует даже узнаваемый контраст меж преимущественным развитием разума либо чувства в религиозной сфере, по этому те, кто много молвят либо пишут о религии (богословы), нередко бывают лишены конкретного религиозного чувства — и, напротив, мистики, все те, в ком развитие религиозного чувства добивается В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава высочайшего напряжения, не обожают гласить о собственных переживаниях. Но, естественно, наличность такового контраста не является обычной и нужной. Одно непременно — чувство является сердечком религиозной жизни, ее живым средоточием, по этому все то, что ослабляет религиозное чувство, соединяет воединыжды и ослабляет в нас религиозную жизнь.

Исследование религиозной жизни В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава малыша очень тяжело й тут существует некая аналогия с теми трудностями, какие встречают нас при исследовании первобытной религии. Хотя наши детки выростают в атмосфере религиозной традиции, но в то же время они проходят некие естественные ступени в этом собственном вростании в полноту религиозной традиции. Религия имеет глубочайшие корешки в душе людской, и В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава, кроме воздействия наружной обстановки, традиции, душа детская, как и душа первобытного человека, тянется к горней сфере, отыскивает ее. При характеристике детской религиозности, кроме малой изученности этой

стороны юношества, мы встречаемся еще с тем чрезвычайным затруднением, что психология религиозной жизни вообщем остается все еще слабо разработанной, невзирая на гигантскую литературу В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава, показавшуюся в данном направлении в последние 2—3 десятилетия. Тут не место заходить в подробности1, я остановлю внимание читателя только на том, что, с моей точки зрения, принципиально для осознания религиозной сферы в нас.

Главным религиозным чувством является конкретное чувство Бога, живое чувство Его близости, переживание встречи души с В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава Богом. Всякая душа по собственному переживает эту встречу и — что еще важнее — по собственному понимает и осознает собственный религиозный опыт. Как отметил в первый раз Джемс в собственной потрясающей книжке — О обилии религиозного опыта, — есть глубочайшие личные различия в том, как переживают люди свои встречи с Богом; религиозное чувство таит внутри В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава себя нечто музыкальное, что тяжело передать словами. Но, кроме этой невыразимости религиозных эмоций, они имеют разный характер в собственном содержании. Ужас, любовь, надежда, чувство греховности, смирение, восхищение — все это может быть уподоблено тем цветам, на которые разлагается, проходя через призму, белоснежный луч: так и религиозное чувство, проходя через В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава призму нашей психики, приобретает разный характер, различное содержание и направление. Ошибочно было бы мыслить вкупе с Шлейермахером и его бессчетными последователями, что основное религиозное чувство состоит в переживании зависимости от Бога: одно из определенных содержаний религиозного чувства принимается тут за основное. При общей характеристике религиозных переживаний значительно отметить только два В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава момента: чувство Бога, как безупречной сферы, как Силы и Разума, и сознание нашей связи с горней сферой.

Современная религиозная психология выдвигает два принципа, которые определяют разработку главных психических заморочек в данном направлении. 1-ый принцип — био истолкование религиозной жизни, т. е. признание того, что религия в нас есть В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава актуальная сила, играющая в нашей жизни гигантскую роль, представляющая гигантскую актуальную ценность. Наблюдение фактов sine ira et studio приводит нас к тому, что, независимо от наших верований, от внутреннего дела нашего к христианству либо другим религиям, мы должны признать, что всякая религиозность является влиятельнейшей психологической силой, окрашивающей всю нашу В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава личность, что религиозный опыт, религиозная жизнь имеют не побочное, а основное место в системе души. Религиозная жизнь в нас имеет глубо-

--

1 Главные книжки по психологии религии:

James — The varieties of religions experience; Starbuck — The psychology of religion; L e u b a — The psychology of religion; Сое — The spritual life; Flournoy В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава— Les principes de la psychologie religieuse; Sabbatier— La philosophic de la religion; W о fa-be r m i n — Die religionspsychologische Methode; Ocsterreich — Einfuhrung in die Religionspsychologie; M a i e r — Psychologie des emotionalen Denkens; W u n d t — Volker-psychologie. Bd. IV—VI; M В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава u 11 e r-F reienfels — Psychologie der Religion; Н.М.Боголюбов— Философия религии. Т. 1. См. также В. В. Зеньковский — О способе в религиозной психологии.

кую тенденцию стать в центре нашей жизни, нашей личности, стремится окрасить и нашу активность и наши восприятия и осознание реальности. В то же время, согласно В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава другому — феноменологическому принципу современной религиозной психологии, развитие религиозной жизни в нас должно быть описываемо так, как это определяется внутренним опытом, независимо от нашей «веры» либо «неверия». Феноменологический принцип просит незапятнанного описания того, что находим мы в опыте; потому, если диалектика религиозного развития в нас психологически не может быть описана по В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 18 глава другому, как взаимодействие души с Богом, то это само по себе еще не утверждает бытия Бога, как Непознаваемого Начала. С феноменологической точки зрения наша религиозная жизнь является не монологом, а живым диалогом — беседой, время от времени и «борьбой» с Богом.


v-festivalnij-vznos-vklyucheno.html
v-fibroziruyushij-alveolit.html
v-filiale-zao-eksi-bank-pskovskij-g-pskov.html