В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6

В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6

О днако, не считая проверок личной храбрости, были ещё и истинные актуальные тесты. В 1927 году я закончил школу-семилетку на Цветном бульваре. Встал вопрос: что делать далее? Тогда полное среднее образование было 9-летним. Чтоб попасть В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 в девятилетку, необходимо было выдержать конкурсные экзамены. Кстати сказать, 8-й и 9-й классы давали тогда специальность либо, как приято было гласить, были «с уклоном». Таким макаром, передо мной встала и задачка В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6: выбор специальности.

На лето я уехал в Серпухов - маленькой городок под Москвой, омываемый 2-мя реками: Окой и Нарой. Тут тогда работала моя мать. Ко мне приехал Вася, чтоб совместно готовиться к экзаменам В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6. Репетитор нам был не по кармашку, но на одно консультативное занятие мы сходили. Проэкзаменовав нас, репетитор произнес, что не взялся бы за одно лето приготовить нас с гарантией на фуррор. Но В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 мы - не теряя веры в свои возможности - попросили его указать, на что нам следует направить повышенное внимание, и удалились.

Каждое утро, сходу после завтрака, мы методично принимались за учебники. Причём, каждый готовил свою В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 главу: если я читал первую, то Вася - вторую и т.д.. Потом мы шли купаться и по дороге, которая занимала минут 40, один из нас говорил всё, что усвоил по собственной В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 главе, и задавал контрольные вопросы. На оборотной дороге мы таким же образом разделывались с другой главой. После обеда вновь усаживались за учебники. Это стало для нас стальным правилом. Месяца за полтора мы отработали В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 всё, что рекомендовал репетитор, и перед Васиным отъездом опять зашли к нему. Проэкзаменовав нас, он опешил, сказав, что не ждал от нас настолько стремительных фурроров, и отдал новые советы.

Возвратившись осенью В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 в Москву, мы узнали, что практически все ребята из обоих классов нашей семилетки, не считая пары сотен из других школ, хотят поступать в девятилетку с хим уклоном, находившуюся в Милютинской переулке. Школа В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 эта - прошлый французский лицей, от которого, правда, не считая маленького, издавна не действовавшего костёла во дворе, ничего не осталось, - была примерной. Особые предметы вели доктора столичных вузов. Поступить в такую школу было интригующе, тем В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 паче что она находилась неподалеку от нашего дома. Но, убежденности, что получится выдержать таковой большой конкурс, у нас не было, и мы с Васей решили параллельно держать экзамены в другую В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 девятилетку с физическим уклоном, находившуюся на Первой Мещанской (Проспект Мира) у Рижского (тогда - Ржевского) вокзала. В этой школе экзамены проводились вечерком, а в Милютинском переулке - с утра.

Это 1-ое ответственное актуальное испытание мы выдержали. Из В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 40 соперников из нашей бывшей школы-семилетки в девятилетку с хим уклоном приняли нас троих: Васю, меня и нашего близкого друга Лазаря Аппельбаума. Это было приятно, тем паче что мы с В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 Васей прошли и в школу с физическим уклоном. Недели две мы посещали оба учебных заведения: одно с утра, другое вечерком. А Лазарь сходу избрал специальность, твёрдо решив стать химиком. С ним нам В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 не хотелось расставаться, и во имя дружбы мы отказались от физического образования. Тогда мы с Васей ещё не отыскали нашего настоящего призвания. Правда, Вася уже грезил стать писателем. Кстати, подфартило нам с педагогом В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 литературы. Это была Берта Яковлевна Брайнина, позднее за свои работы удостоенная Гос премии СССР.

Увлекали нас и доктора из Менделеевского института, но на экзаменах по химии приходилось нелегко. Каждому давали по колбочке с В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 жидкостью, не отличавшейся по внешнему облику от обычной водопроводной воды, и предлагалось найти: какие в ней содержаться хим элементы и в каком количестве. Резвее всех, даже резвее Лазаря, ставшего потом кандидатом хим В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 наук, решал такие задачки Вася.

Историю преподавал директор школы, превосходный преподаватель Зимин. В один прекрасный момент на уроке он говорил о всеобщих законах развития природы, общества и мышления и В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6, лицезрев наш настоящий энтузиазм, предложил сделать кружок по исследованию философии, которую он преподавал в вузе. Все охотно согласились. Я посиживал на первой парте напротив Зимина и скупо слушал его. Видимо, потому он и предложил выбрать В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 меня старостой кружка, что обернулось для меня огромным конфузом.

После первого же занятия в кружке Зимин решил применить престижный тогда активный способ исследования. Указав большой перечень литературы, он предложил кому-нибудь В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 из нас сделать доклад о законах диалектики. Желающих, естественно, не нашлось. И опять его выбор пал на меня. Я самонадеянно согласился: ведь когда гласил Зимин, всё казалось совсем понятным! Но когда В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 я сам в свои 15 лет опустился в Тургеневской читальне в философскую литературу, то к собственному кошмару нашел, что совсем ничего не понимаю. Короче говоря, доклад, невзирая на все пробы Зимина мне посодействовать, я В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 провалил, испытав при всем этом страшный стыд. Пытаясь позже как-то изгладить внутри себя мемуары о своём провале, я упрямо «грыз» эту науку до конца года, что позднее очень приходилось мне на В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 конкурсных экзаменах при поступлении в институт кинематографии.

^ Раиса Фиалковская

У чёба в хим школе зародила у меня новые реальные интересы. Но всё-таки это была ещё пора доверчивого юношеского романтизма. Мечты, воздушные замки В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 преобладали над здравым смыслом. А душа стремилась к чему-то возвышенному, неизведанно красивому. И на моём актуальном пути, как будто мечта, стала новенькая красивая дама - Райя Фиалковская. Общались мы с ней В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 уже еще больше, чем некогда с Лизой Калмыковой, уступившей, в конце концов, место новейшей властительнице дум и эмоций.

Райя сходу завлекла моё внимание своим взором, показавшимся мне таинственно-загадочным, притягивающим. Говорили мы В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 о многом, вызывающем обоюдный энтузиазм, начиная со школьных занятий.

В нашей спецшколе часто задавали на дом и на экзаменах хитроумные задачки, в том числе на расчёты хим реакций. Для большинства В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 девиц то были неразрешимые головоломки. А мне математика давалась просто, и я время от времени просвещал их, в особенности Райю, которая больше преуспевала в гуманитарных науках. Стесняясь, я разъяснял ей труднодоступные женской В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 логике вероятные решения.

Встречались мы и на вечерах в нашей и в других школах, куда нас приглашали друзья. А в один прекрасный момент ребята в нашей школе замыслили поставить любительский спектакль об В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 интригах старого Египта. В нём участвовала Райя, и, естественно, я нередко посещал репетиции. В конце концов, и мне нашлась маленькая роль.

Но почаще мы встречались на катке. Для меня это были истинные празднички. Приходили В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 мы туда порознь, но когда появлялась Она, то я уже не выпускал её из рук. Катались мы парой, и я поддерживал мою Даму сердца, как уникальную вазу из драгоценного китайского фарфора. Домой мы В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 ворачивались обычно, только когда на катке выключали освещение. Совершив в полумраке прощальный круг, я провожал мою Дульсинею до подъезда её дома. По дороге мы без умолка болтали. Но когда я В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 осмеливался взять её под локоток, то вести осмысленную беседу становилось сложнее. А наивысшим удовольствием для меня было, когда мы оставались где-нибудь в пустынном, укрытом зеленью уголке школьного двора либо в пустом В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 классе. Взволнованные близостью, мы практически соприкасались носами и длительно смотрели друг дружке в глаза. Её взгляд казался мне бездонной глубиной счастья. Погружаясь в омут её зияющих глаз, я как будто слышал из загадочно В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 бесконечности притягательное, всё растущее: «Райя! Рай - Я! Я - Рай!..» - и моё сердечко заполняла несказанная удовлетворенность. В общем, я считал, что со мной творится нечто, вероятное только во сне.

Часто Райя называла В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 меня «моё солнышко». Скоро так ко мне стали обращаться - правда, не без драматичности - и другие одноклассницы. Но ребята, не опускаясь до сантиментов, перевели этот псевдоним в греческое звучание, и вышло: Гелиос.

- Слушай, Гелиос! Что В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 ты там пишешь? Пойдём лучше сыграем в чехарду!

Эта позабытая уже, кажется, игра заключается в последующем. Собираются две группы ребят по 5-6 человек. Одна группа становится к стенке, плотно вцепившись В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 друг в друга, образуя как будто круп лошадки, на которую ребята из другой группы должны по очереди вскочить с разбега и удержаться. А нижняя группа стремится стряхнуть наездника. Сложнее всего последнему: ему необходимо В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 вскочить на верхушку существенно выросшей «кобылы» и удержаться хотя бы в течение нескольких секунд. Эта роль постоянно доставалась мне, как признанному чемпиону по прыжкам, и я всегда оправдывал доверие моей команды.

Как В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6-то в конце зимы после занятий в субботу несколько ребят и девчат - в том числе Райя - столковались поехать на последующий денек в Сокольники, взять там на спортивной базе лыжи и прокатиться В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 на просторах парка. Хоть ранее я никогда и не катался на лыжах, но, очевидно, тоже увязался с ними. Денёк выдался расчудесный, штилевой. Ослепительно белоснежный снег по-праздничному искрился на солнышке. В чудесном настроении В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 пошёл я к прокатной спортивной базе. Скоро в моей радости появилась и Райя. Но больше никого из ребят не было. Решив, что все уже уехали, мы взяли лыжи и бросились их догонять. Пытаясь В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 не отставать, я торопился прямо за Райей по отлично проложенной лыжне. И хотя это был мой 1-ый лыжный марш-бросок, к моему изумлению, я поспевал за Райей, правда, и не без В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 известного напряжения. Видимо, мне помогала большая сноровка в беге на коньках, а главное, неудержимое рвение к Даме Сердца. Покатавшись достаточно длительно и никого не встретив, мы благополучно возвратились домой. Очевидно, я не В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 досадовал на этот внезапный тет-а-тет.

В течение 2-ух лет учёбы в хим школе Райя была моей мечтой, некоторым совершенным творением моего собственного воображения. А дотрагиваться к эталону, как понятно, нельзя. Короче В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6, далее многозначительных взглядов и тяжелых пожатия рук дело не шло. Меня такая «литературная» влюблённость полностью удовлетворяла, а Райю, которая, как и все девченки в этом возрасте, была взрослее собственных сверсников В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6-мальчиков, такое положение дел, разумеется, не очень устраивало. И вот в один прекрасный момент, когда наши взгляды очередной раз соединились в сладостном притяжении, она произнесла с таинственной ухмылкой Джоконды:

- Ах, Солнышко! Вроде бы В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 мне хотелось повстречать тебя годика через два, когда тебя малость попортят дамы!..

Во время кислых уроков мы с Райей время от времени переписывались. Её послания на клочках бумаги я много лет хранил, как реликвию В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 собственной молодости. Но как-то одна из дам, на которых намекала Райя, нашла их и спалила, разумеется, почувствовав в их некоторую опасность себе. Но сгорела ли платоническая любовь?!

И вообщем, что же В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 это все-таки за понятие - любовь? Не берусь разъяснить. Но в один прекрасный момент мне довелось услышать очень понравившееся мне определение. Дочь самого эрудированного русского наркома просвещения А.В.Лу-начарского говорила В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6, как он после 1-го из собственных докладов в широкой аудитории получил кучу записок с вопросами. Над какой-то из них он задумался. Потом обвёл взором зрительный зал, как будто отыскивая создателя В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 записки, и произнес:

- Меня спрашивают, что такое любовь? К огорчению, создатель не подписался. А вопрос это непростой, и ответить на него может только сам человек. Если спрашивает парень, то пусть он В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 подождёт: это чувство должно прийти к нему. Если спрашивает старый человек, то, подумав, он должен сам ответить. Ну, а если этот вопрос задал старенькый человек, то я могу ему только пособолезновать!

В бессмертном В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 сочинении Сервантеса высочайшие плюсы Дульсинеи Тобосской были плодом воображения Дон Кихота, но его воображение было настолько сильным и устойчивым, что его хватило, чтоб служить Прелестной Даме до конца его жизни. Мне же такое В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 счастье оказалось под силу только в годы молодости.

Разобраться в том, что конкретно вызывает у человека чувство любви - всё равно, что разобрать по винтику часы с потрясающим механизмом и удивляться В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6, почему они больше не демонстрируют время. Обычно, больше о собственных эмоциях молвят те, у кого их нет, кого влечёт не возвышенная любовь, а еще более житейское чувство. Такому человеку ничего не В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 стоит подобрать слова, которые желает от него услышать дама. Безрассудно влюблённому же кажется, что нереально отыскать таких слов, которые могли бы выразить его чувства, не опошлив их.

Вообще-то обожают не за что-то. «За В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 6 что-то» обожают средства, комфорт, наркотики, всё то, от чего желают что-то получить. А любовь, напротив, - желает дать всё, что у тебя есть.


Выбор профессии




v-f-asmus-v-v-zenkovskij-v-kievskom-universitete-23-glava.html
v-f-asmus-v-v-zenkovskij-v-kievskom-universitete-5-glava.html
v-f-chuprinin-territorialnoe-soglashenie.html