В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2

М аме - чтоб как-то прокормиться - пришлось пойти работать курьером, так как никакого специального образования, ни опыта работы у неё не было. Нередко я не лицезрел её целыми деньками: уходила она, когда я В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 ещё спал, а приходила поздно, когда я уже спал. Так, с 6 лет мне пришлось научиться обслуживать себя самому.

Проснувшись с утра, я находил на маминой кровати жаркую еду. Вроде бы рано ей В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 ни приходилось уходить на работу, вставала мать заблаговременно, чтоб успеть приготовить для меня чего-нибудть поесть на весь денек. Пищу она укрывала шерстяным платком, подушками, ватным одеялом: таковой «термос» сохранял еду В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 тёплой до самого вечера (если, естественно, после каждой трапезы пищу также кропотливо укрыть!) Доверить мне самому разогревать еду было небезопасно, ведь мы располагали для этой цели только одним средством - примусом. Немногие сейчас знают В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2, как он был устроен. Источником огня в нём был керосин, но чтоб он мог возгореться, необходимо было поначалу налить малость бензина в небольшую ёмкость под горелкой примуса и поджечь его, чиркнув спичкой. Бензин В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 просто воспламенялся и достаточно стремительно накалял горелку. Тогда следовало подкачать ручным насосом резервуар с керосином, который подымался под напором воздуха в горелку, и воспламенялся. Только после чего можно было ставить на примус то В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2, что необходимо было разогреть либо сварить. Естественно, если доверить всю эту функцию мне - шестилетнему «повару» - то я мог бы не только лишь очень обжечься, да и сжечь квартиру, а то В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 и весь древесный дом, в каком мы жили.

А еда была в то время после революционной разрухи и штатской войны очень небогатой. Больше всего из того периода моей жизни мне запомнились котлеты из В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 картофельных очистков. Работая курьером, мать носила какие-то нужные документы и в общедоступную столовую. Там ей время от времени удавалось получить срезанную с картошки шелуху с тоненьким слоем самого корнеплода В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2. Мать пропускала эти обрезки через мясорубку вкупе с маленьким количеством муки, из образовавшейся массы лепила котлетки и поджарила их. Ни молока, ни яиц добавить туда она, естественно, не могла.

(Кстати сказать, существенно позднее В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2, когда я был уже взрослым, в один в особенности неурожайный год по радио выступил глава русского правительства, Председатель Верховного Совета СССР М.И.Калинин. Он тщательно разъяснял, что - как установили учёные-диетологи В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 - в картошке самое ценное и питательное - это внешний покров, шелуха. А мы обычно срезаем её совместно с частью самой картофелины. На этом основании Калинин безотступно предлагал своим соотечественниками употреблять в еду картошку «в В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 мундире». В тот период, о котором я рассказываю, эти «научные открытия», к моему счастью, были ещё неопознаны, по этому чистки числились отходами, их выкидывали либо отдавали совершенно неимущим людям, типа В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 нас, и маме с помощью их удавалось выручать меня от голода. К огорчению, именно эта «драгоценная» часть картошки не была самой смачной её частью!)

А вообще-то, картошка - продукт смачный. До сего времени В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 у меня в ушах звенит пионерская песня моего юношества:

^ А картошка - объеденье - денье - денье - денье - денье!

Пионеров эталон - ал - ал!

Тот не знает наслажденья - денья - денья - денья - денья,

Кто картошки не едал В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 - отдал - отдал!

И «в мундире» юная картошка хороша. И один «мундир» тоже можно есть, в особенности, если ничего другого не предлагается! Подкрепившись этим «изысканным» блюдом, я выбегал во двор и весь денек играл с В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 ребятами. А когда они расползались, я шёл домой, доедал то, что осталось, и ложился спать.

В один прекрасный момент с утра я вышел погулять и не нашёл во дворе никого из В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 собственных компаньонов. Я страшно опешил, даже ужаснулся: куда же это они могли подеваться?! Когда я спросил об этом парадоксе у кого-либо из взрослых, мне растолковали, что все в школе. Фактически В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 лишённый взрослого общения, я имел очень смутное представление и о смене времён года, и о том, где проводят время старшие малыши. Прослонявшись весь денек один, я решил тоже пойти обучаться. Но для В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 окончательного решения мне не хватало инфы. Возвратившись после обеда, ребята удовлетворили моё любопытство, рассказав, что же это все-таки за «штука» такая - школа. Решив, что, во всяком случае, обучаться лучше, чем одному В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 болтаться целый денек, я попросил ребят на другое утро зайти за мной, ведь я не знал, где находится школа.

Времени по часам я, естественно, определять ещё не умел, потому страшно страшился проспать. Всю ночь В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 я вскакивал с кровати и высовывался в окно, чтоб поглядеть, не идут ли уже ребята в школу. Рано с утра соседский мальчуган постучал мне в окно, и вкупе с В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 ребятами я явился в школу и сел за парту на свободное место в первом ряду, подумав, что отсюда, как в театре, будет лучше видно и слышно. Потому, войдя в класс, учитель сходу направил на В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 меня внимание:

- Откуда ты взялся, малыш? Для чего пришёл?

- Обучаться! - гордо ответил я, ещё не зная, что такое смущение. И растолковал, что мать у меня очень рано уходит на работу, и мне не В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 с кем оставаться. Мои аргументы, видимо, показались учителю убедительными, и он махнул рукою:

- Ну, если так, оставайся! Вреда для тебя от этого не будет!

Так началось моё образование…

Сейчас В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2, чтоб выслать ребёнка в школу, родителям приходится поначалу снабдить его большим количеством нужных предметов: тетрадями, учебниками, карандашами, ручками, линейками. Тогда же таковой препядствия не было. Хоть я и пришёл в класс незваным, но ничем не В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 отличался от других деток: не только лишь учебников либо тетрадей, но даже обычный бумаги и чернил не было ни у кого. Дома такими припасами никто не располагал, да я и В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 не уверен, что письменные принадлежности вообщем можно было тогда приобрести в магазине, даже если б кому-то и пришла в голову сумасшедшая мысль растрачивать на это средства. В классе нам время от В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 времени выдавали по одной-две странице из тетради, тогда и мы могли чего-нибудть написать либо нарисовать. Но это бывало нечасто.

Хотя школа находилась и не близко от дома, но дорогу я стремительно В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 запомнил, и часто, не дождавшись ребят, прогуливался туда один. Мать выяснила обо всём исключительно в воскресенье, когда мы с ней, в конце концов, увиделись. Поначалу ей показалось, что я ещё В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 небольшой для школы, и она стала меня отговаривать, ведь в классе все были старше меня. Но я стал бойко говорить ей, чему уже научился. Тогда она опешила ещё больше и здесь уж В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 одобрила моё решение.

Я так и остался посиживать на первой парте и старался пристально слушать учителя, чтоб всё уяснить и делать не ужаснее других. Но всё же я был ещё маловат для таковой самостоятельной жизни В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2, и в один прекрасный момент я в этом удостоверился.

Как-то с утра я пробудился, как обычно. Матери дома не было, означает, решил я, денек - рабочий, и нужно идти в школу В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2. Поев, я вышел из дома. На улице что-то было не так, как обычно бывало по утрам. К тому же я не лицезрел никого из моих компаньонов. Это мне показалось странноватым, но В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 я про себя поразмыслил, что, наверняка, пробудился очень рано. В полном одиночестве я дошёл до школы: она была совсем пуста. Я пошёл в класс, сел за свою парту и стал В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 ожидать. Но никто не приходил - я никак не мог осознать: почему? Походив по классу, я вышел в коридор, обошёл школу - нигде никого! Мне даже страшно как-то стало. На счастье, я повстречал школьного охранника. Он В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 опешил ещё больше моего:

- Что ты здесь делаешь, малыш?!

- Пришёл обучаться.

- Что все-таки так поздно? Занятия уже издавна кончились. Все ушли домой.

Оказалось: я проспал! Вот почему с самого начала утро В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 показалось мне каким-то не таким. Просто это было уже не утро! После чего варианта я стал просить маму обучить меня определять время по часам, чтоб больше не попасть впросак. Но скоро В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 мы переехали, и с нового учебного года я уже со своими сверстниками опять пошёл в 1-ый класс. Больше я уже не опаздывал: привык, наверняка!


Пасха


Е щё из первых в В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 жизни событий мне запомнилась пасхальная ночь в большенном храме.

Я бы не произнес, что мои предки были очень религиозны, но к вере относились почтительно и безбожников непременно осуждали. Когда отец застрял в Эстонии, маме В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 приходилось работать утром до ночи, чтоб прокормить меня и себя саму, и ходить в церковь у неё просто не было времени. Естественно, мать веровала в Бога, но не фанатично. Она считала, что дело В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 важнее веры. А дел у неё хватало, и она считала, что Бог справедлив и не обидится, если заместо похода в церковь она в этот единственный её выходной, воскресный денек приведёт в В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 порядок собственного отпрыска, а помолится дома. И со мной она, очевидно, гласила о Боге, но не назойливо, не деспотично.

Так что запомнившаяся мне пасхальная ночь была моим первым посещением огромного В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2, богато увенчанного храма. И уж естественно, в первый раз в жизни я лицезрел совсем завороживший меня крестный ход - праздничное шествие вокруг церкви с прекрасными хоругвями, иконами, кадилами во главе со священнослужителями, облачёнными в калоритные парчовые В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 ризы, ослепительно сверкавшие серебром и золотом в свете огромного количества свеч. И когда звучно, величаво запел большой хор «Христос воскресе из мертвых, смертию погибель поправ...», - у меня от экстаза В. Э. Томберг Втылу и на фронте - страница 2 по всему телу побежали мурашки, так всё это мне показалось величавым и красивым. В такое сильное волнение меня позже изредка приводили даже наилучшие сцены спектаклей в именитых театрах.


Предки




v-etot-moment-osobenno-hohochet-molodyozh-na-galyorke-oni-uzhe-probovali-etim-zanimatsya.html
v-evangelii-skazano-mnogie-prizvani-no-nemnogie-izbrani-no-cerkov-sovremennoj-medicini-govorit-vse-prizvani-i-mnogie-izbrani.html
v-evrope-mozhet-poyavitsya-akademiya-russkoj-pravoslavnoj-kuhni-pobeditelnica-shou-pervogo-kanala-golos-dina-garipova.html