В доме кроется разбойник

За стенкой.

Я беса за то люблю, Что вижу в нем — мое страданье. (Зинаида Гиппиус)

Никто не ценит.

До 30 лет Н., хотя краса ее завлекала многих, так и не вышла замуж; попытка “устроиться” в монастыре перевоплотился в сплошной ужас: при любом воззвании к ней, самом миролюбивом, она багровела и В доме кроется разбойник белела, легкое замечание одномоментно вызывало слезы, а чтение за трапезой, когда на публике поправили ее ошибку, закончилось бурными рыданиями, до судорог и обморока. Клинический случай, да! Но, наверняка, многим из нас знакомо тяжелое состояние загнанности, порождаемое той же самопоглощенностью: утомилась, никто не ценит, не осознает, не любит; и всем В доме кроется разбойник без исключения свойствен мерзейший метод поставить на место хоть какого, кто имел неосторожность ранить либо только задеть женское самолюбие: остекленевший взор в сторону; на вопрос “что с тобой?” вынужденный ответ через зубы “все нормально” — тоном, выражающим холод и презрение — окаянная мелочная бабья мстительность, во мгновение обличающая, какова в реальности стоимость нашим разглагольствованиям В доме кроется разбойник о прощении, кротости, милости и иных больших правдах христианства!

Естественно, женская гордость не посягает на крайности: ну там захватить мир либо поменять его средством единственно верного учения; она, напротив, норовит замкнуться во внутренней кутузке, оградиться Стенкой от всего, что может грозить единственно дорогому — собственному “я”; заСТЕНчивость прячет В доме кроется разбойник мертвую пустыню Снежной царицы, свободную от любых обязанностей, не возмущаемую чужим страданием, глухую к крикам о помощи; под маской сдержанности, скромности, таинственной молчаливости таится самовлюбленное чудовище, индифферентное ко всему в мире, не считая собственного благополучия. Оно может зайти далековато и стать небезопасным: конкретно “робкие”, по наблюдениям психологов, тиранят собственных близких В доме кроется разбойник, пренебрегают беззащитных, становятся “фуриями революции”. Недавнешний факт: ничем не привлекающая внимания неразговорчивая старушка, ютившаяся в бедном домике на краю поселка, разоблачается как глава секты сатанистов, совершающих ритуальные убийства. Милостью Божией нужно считать, что их, обычно, поражает безумие: людские пробы безсильны сокрушить демонскую твердыню.

“Я утешился, увидевши из письма вашего, что В доме кроется разбойник вы уже не так умны, как были до этого”, — целительная драматичность святителя Игнатия много открывает о той, кому адресована, и не только лишь о ней. Умничанье заурядно подразумевает, что мы гневно отстаиваем собственные взоры и привычки (свою гармонию), даже если они вступают в явное противоречие с В доме кроется разбойник христианством; в наше время, когда для дам не только лишь светское образование практически непременно, но открыто и богословское, им даже очень есть что предъявить, если не согласны. Нам, таким ученым, таким необычным и броским, совершенно не подходит правоверная доктрина смирения (которое, при отсутствии опыта, отождествляется с пугливым соглашательством и рабством) и, ополчаясь В доме кроется разбойник на нее, мы толкуем о божественной свободе, о непозволительности замораживания живой души уставами и об уникальности собственного пути в руководстве конкретно Христу.

Орган повиновения.

…Монахиня, но пострижена и живет в миру, так как сегодняшние монастыри-“колхозы” не отвечают ее возвышенным духовным запросам (монастырские таких заглазно именуют “шаталова В доме кроется разбойник пустынь”); книжница, всё знает — на теоретическом уровне; пишет в газеты против архиереев, читает лекции по нравственному богословию, энергична, очаровательна сокрушительной искренностью и горячностью; вызывающе-игривым тоном заявляет:

— У меня совершенно нет органа повиновения! Другая, тоже мирская монахиня, делает целое учение о “безжизненности” и отсталости “обычного” монашества, о приспособлении В доме кроется разбойник его к нуждам современности, к жертвенному служению в школах, поликлиниках, кутузках. Доброе дело, но для чего же постриг принимать? Давать обеты, не содержащие ни словечка о долге перед страждущим населением земли, но, напротив, обязывающие к отречению от мира, пребыванию в монастыре до последнего издыхания, целомудрию, повиновению даже до погибели В доме кроется разбойник и “свободной в общем житии сущей бедности”! Не завлекает ли таких монашество как видимый символ христианского совершенства: живущие в миру, в отличие от монастырских, апостольник под сероватый платок не прячут: для чего скрывать свою отстраненность от толпы, принадлежность к ордену избранных? Естественно, в активной благотворительно-миссионерской “борьбе за человека” все добродетели светятся В доме кроется разбойник и вознаграждаются: и люди хвалят, и газеты пишут, и авто даруют, как превозносимой миром мамы Терезе. Какое может быть сопоставление с монастырем, где тебя конкретно за образование отправлют на коровник, а в ответ на стоны и недоумения произнесут: “терписмиряйсявсехлюби”; какая же выгода для “гармонии” денек за В доме кроется разбойник деньком и год за годом взращивать “заветного сердца человека”, и, хотя он еле живой, заставлять его молиться, другими словами, кровь проливать, и никогда, никогда не знать фуррора, проваливаться

на каждом экзамене и, малодушничая, отступать, и всё снова начинать поначалу!

“Вся неудача от очень широких кругозоров”, — увидел святитель Феофан Затворник.

Что В доме кроется разбойник окажется в нас несогласное с заповедями Божии-ми и правилами святоотеческими, в том должно приносить покаяние и смиряться пред Богом и людьми, а не выдумывать новые правила в свое оправдание. Так гласил величавый старец преп. Амвросий Оптинский

Остерегаться подделок.

Много в жизни я встретила зла, Много эмоций я истратила даром, Много жертв В доме кроется разбойник невпопад принесла. (Каролина Павлова)

Приложи душу к … салфеточке.

“Дамы с их огромным сердечком имеют огромную ревность к духовному: они много не раздумывают — веруют и идут далее. Что все-таки делает диавол? В то время как они, имея такое сердечко, могли бы много преуспеть, диавол в конце концов В доме кроется разбойник похищает его у их”. Горькую для нас правду схимонах Паисий подкрепляет броским примером: “Как-то одна дама прислала мне одеяло. Оно было всё изукрашено. Она там сделала вы-шивочку, вышивочку, а позже еще нашила узоры, узоры, узоры. Бедненькая! Сколько радости она испытала, когда делала все эти вышивки и узоры, тогда как В доме кроется разбойник я радовался, когда обрезал ножницами все эти декорации и выкинул. Эта дама не ощущала радости о Христе, но находила ее в вышивке”? Вот: до Бога, как говорится, далековато, а вышивка — оно и благочестиво (для батюшки же ладила одеяльце!), и приятно, как творчество, а главное, доступно и понятно.

Приезжие дамы прикладываются В доме кроется разбойник к чудотворной иконе, обычно, не проявляя никаких чувств, но услышав, что риза украшена драгоценными камнями, навечно “впиваются” в нее оценивающим взглядом.

С, художница, придя в храм, переключилась на христианские сюжеты: отрисовывают ангелочков, вербочки, свечечки… конкретно разбирается в иконописных школах и направлениях, в комнате все четыре стенки увешаны В доме кроется разбойник иконами… но сама она фактически никак не поменялась: тот же апломб, то же самоупоение, тот же богемный “утомившись”: вдохновение посещает на рассвете, потому попасть в храм на литургию нет никакой способности.

Р., с первых шагов покоренная церковным пением, поставила задачку попасть на клирос и достигнула собственного. Она круглые В доме кроется разбойник сутки занята интригами, ведет войну то с регентшей из-за низкого тона, то со старостой из-за низкой оплаты; знакомой, предложившей поехать на престольный праздничек в новопостроенный храм, высокомерно отвечает:

— Я каждый денек в храме!

Благочестивые мелочи.

Как просто, отвлекаясь на мелочи, мы забываем о цели — и чем “благочестивее” смотрятся В доме кроется разбойник мелочи, тем обычнее затуманивается, тускнеет цель. Диавол имеет большой опыт в этой области; начиная от первого грехопадения, он для нашего погубления искусно употребляет наши же плюсы, добрые свойства, присущие нам от природы. Бог наделил “мама всех живущих” общительностью, отзывчивостью — а мы отзываемся на клич сатаны. Господь вложил в В доме кроется разбойник нас, как средство защиты, потребность повиновения — супругу, — а мы слушаемся кого попало, но почаще и охотнее того, кто льстит: становимся рабами лжестарца, лжепророка (которого единственное достоинство длинноватая борода) — за то, что он выделил нас из толпы, зачаровал громкими словами и, взяв за рукав, пообещал выручать. Господь одарил нас высочайшей способностью осознавать В доме кроется разбойник и ценить красивое — и как далековато от Него уводит нас несчастный эстетический вкус! Мы не удовлетворяемся нужным; обретаясь где угодно — в поезде, в поликлинике, на необитаемом полуострове — в кратчайшие сроки обрастаем уймой новых вещей, в каких еще вчера нимало не нуждались; даже нестяжательницам-монашкам тяжело сохранить равнодушие В доме кроется разбойник к “гуманитарным” цветастым тряпкам, которых им уж точно не надеть никогда; но не имеют сил отрешиться, если предлагают пусть и ненадобное: платочек, рубашечку, носочки — завтра ведь не предложат! В МШЕЛОИМСТВЕ не каемся, да никто и не знает, что конкретно так именуется неистребимая наша страсть к многообразию излишнего, в том числе В доме кроется разбойник и вещичек, функция которых веселить глаз, пробуждать воспоминанья либо символизировать лирические склонности хозяйки; сувенирчики, вазочки, салфеточки и остальной хлам не служат нам, так как без их возможно обойтись; это мы служим им, вытирая пыль, переставляя с места на место, проветривая — и прилагая душу:

— Ах, я так люблю эту штуковину В доме кроется разбойник… реальный дрезденский фарфор!

Показная “праведность”.

Сколь бесталантно проматываем мы средства и время, гоняясь за “фирменным”, неповторимым, недешево стоящим, угождая моде либо престижу, другими словами собственному тщеславию, и неприметно для самих себя становимся послушницами диаво-ла, как гласит уже цитированный нами старец афонский Паисий. Желаем воскресить собственный дом цветами, идем приобрести В доме кроется разбойник вазу для их — и, когда выберем самую прекрасную, уже не помним о цветах. Так же, как досадно бы это не звучало, поступаем и в религиозном отношении: придя в Церковь, концентрируем усилия на выполнении отдельных предписаний. С бухгалтерской скрупулезностью ведем учет молитв, поклонов и иных религиозных деяний, как В доме кроется разбойник будто каждый месяц подаем отчет в небесную канцелярию о наших достижениях, запамятывая, что главное в христианстве — не посты, не богослужения, не каноны, а Христос, не сказавший: если хочешь войти в жизнь, соблюди правило, но — соблюди заповеди.

— Она не слушает меня! — плачет Л. — Год на исповеди не была! Является ночкой! Грубит В доме кроется разбойник! Пахнет вином и табаком! О! Что мне делать! Я 5 акафистов и три кафизмы в денек читаю, что все-таки еще?!

Это она о дочери; та, войдя в возраст, живет как желает и жутко разочаровывает мама; Л. еженощно встречает ее в дверцах площадной бранью и лупила бы, если бы не боялась В доме кроется разбойник получить сдачи. Л. каждую субботу исповедуется; она глубоко мучается и раскаивается — в том что не умеет сдержаться и грешит; она от всей души лицезреет неудачу только в дочери и ропщет на Бога, для Которого столько трудится, а Он не слышит и не перевоспитывает ее малыша!

— Ну нет! — возражает В доме кроется разбойник В., когда священник просит ее присмотреть за рабочими, отделывающими приходской дом, — нагрешу с этими бездельниками!

Батюшка избрал В., так как она держит приличное правило, посещает все службы, записывает грехи и читает духовные книжки.

Попавшись в сеть искания совершенства (по выражению старца Амвросия), мы усиливаемся беречься от греха, достигать исправности, жаждем наслаждаться В доме кроется разбойник корректностью собственной — и ваза наша остается порожней без головного, зачем предназначена. “Установив порядок о еде и сне, вы этим так довольны, так довольны”, — отвечает св. епископ Феофан Затворник одной подвижнице и потом советует “внутренность свою распалять любовью ко Господу, а наружные подвит сами собой устроятся”10. “Вот основание В доме кроется разбойник пути к Богу, — гласит преп. Макарий Египетс кий, — с величавым терпением, с упованием, со смиренномудрием, в бедности духовной, с кротостью шествовать методом жизни… заповеди, предписывающие это, сущность вроде бы путемерия и знаки королевского пути, который шествующих ведет в Небесный град”11 …Ну и все святые отцы в тех либо В доме кроется разбойник других выражениях рекомендуют: живи по Евангелию и тем познавай себя; денек за деньком будет раскрываться горьковатая правда, равномерно дойдешь до полного нуля, тогда и требуй Бога наполнить эту пустоту Своим содержанием. Кажется, как ясно и как просто!

Но не многие идут этим методом, болезненным для нашей самости и “гармонии”. Как В доме кроется разбойник людоедка Эллочка, мы желаем мигом перекрасить облезлого зайчика и выдать его за шиншиллу: четки до полу, потупленные глазки — вот и смирение, три канона да еще с акафистом — вот и молитва, лужа слез на исповеди — вот и покаяние. Ищем не чистоты сердца и повиновения воле Божией, а хорошего имени В доме кроется разбойник, показной праведности, почитаемой у людей. Героиню, которая слыла несусветной святошей и терроризировала всех суровыми обличениями с цитатами “от Писания”, создатель, не помню, Моруа либо Мориак, обязан ввергнуть в прелюбодеяние: в страшном падении она только и начинает прозревать как христианка. Ибо “лучше быть грешником и созидать себя таким, ежели быть В доме кроется разбойник по внешности праведником и созидать себя таким”, — утверждает святитель Игнатий12.

Вся праведность наша “якоже порт нечистыя” (Ис. 164, 6); не так изредка настоящая вера вступает в противоречие с принятой моралью: вспомним Фамарь (Быт. 138), Раав (Нав., 2), Руфь, избранных Промыслом в праматери нашего Спасателя! Не в том воля Бо-жия, чтоб творить добро В доме кроется разбойник, а в том добро, чтоб творить волю Божию.

Мой, только мой.

Те исповедники хвалебны, которые приводят не к для себя, а к Богу.

Свт. Филарет (Амфитеатров)

По сорочьей старости.

Я вон к тому пойду исповедоваться!

Ты его знаешь?

Да нет… Прекрасный какой! Борода, как у Христоса!

Этот случаем подслушанный в Даниловом В доме кроется разбойник монастыре диалог иллюстрирует, как мы избираем исповедника: по сорочьей страсти к тому, что сверкает и переливается. Толпы представительниц красивого пола собираются вокруг сверкающих проповедников, тем паче, если их голоса звучат по радио и телеку; бывает, они годами не имеют общения с “духовным папой”, т. к. разнообразная общественная деятельность не В доме кроется разбойник оставляет кумиру времени на выполнение прямых обязательств. Ученых неофиток завлекают ультрасовременные, так и подмывает выразиться, пресвитеры — которых в православной среде кличут “обновленцами”: там родной окололитературный жаргон, там с амвона цитируют не авву Дорофея, а Цветаеву, там любимая интеллигентская драматичность, всё подвергающая сомнению, там комфортный партийный дух, гарантирующий тесное В доме кроется разбойник сближение оппозиционеров хоть какого направления. Лиха неудача начало: тех, кто от всей души отыскивает спасения, Господь выведет на верный путь из самых глухих дебрей, естественно если они не отвердеваютв убеждении, как будто на Небо можно взойти вкупе со всем своим пестрым имением, присобранным на стогнах безбожного града. Но часто выбор В доме кроется разбойник исповедника становится предпосылкой томных недоумений, суровых духовных травм и даже заболеваний.

В истории Церкви были величавые святые, которые уделяли повышенное внимание духовному окормлению дам, лучше сказать, имели к тому призвание; девственники, монахи, подвижники, они, может быть, конкретно благодаря целомудрию, обладали даром созидать в даме не исчадие ада В доме кроется разбойник, а равноценного перед Богом человека, пусть даже и совершенно потерянного под “нарядностью в одежке” и “наружным плетением волос” (1 Пет. 3, 3, 4). Благодать дает, — гласил, кажется, преп. Иосиф Оптинский, — не чувствую различия, мужик либо дама. Сейчас, естественно, всё упростилось донельзя, число духовников сравнялось с числом священников, но выбор-то всё равно за нами В доме кроется разбойник и ответственность, следственно, на нас.

“Он будет властвовать над тобою” (Быт. 3, 16) — это веление Божие живет в даме как естественный закон, и поэтому она, даже полностью “самостоятельная”, даже во всем разочаровавшаяся (исключая совершенно уж прожженных, в ком и естественный закон не живет), всекрете хранит капельку надежды обрести владельца, опору и В доме кроется разбойник защиту, вождя и кормчего в напастях прозаического моря. И как просто принять хотимое за действительное! Как подкупает нас внимание, как наши рыхловатые души завораживает слово, произнесенное “со властию”, выволочка при исповеди, суровость требований, строгость (“На поклоны поставлю!”) — всё это мобилизует нас, создавая видимость давно ожидаемой определенности; “тыканье” и прочее В доме кроется разбойник хамство совсем не отталкивает, а, напротив, присваивает отношениям свойский тон, схожую фамильярность и близость.

А последнее никак не полезно; женская природа остается сама собой; вступает в силу желание опекать батюшку, хлопотать о нем, даровать подарки, тем дороже, чем больше соперниц; почему-либо нередко появляются сложные “духовные” коллизии, требующие его В доме кроется разбойник особо пристального внимания и управления, и, естественно, успешно разрешаются и венчаются экзальтированным “Ах! Он меня ведет!”.

Авторитет? Кумир?

Для подобного идолопоклонства возраст возлюбленного батюшки роли не играет: старец он либо не достигнул и 30 — он МОЙ! Он ЕСТЬ у меня, означает, всё в порядке, всё как положено, ведь во В доме кроется разбойник всех книжках говорится, что без управляющего не спастись! “Я не присваиваю для себя никакой власти над Вами, но, подавая Вам совет, предоставляю Вашей воле, исполнить его либо не исполнить”, — это святитель Игнатий (Брянчанинов). В наши же деньки приходится слышать о юных священниках, с первого денька наставляющих собственных чад на слепое послушание В доме кроется разбойник и лихо перекраивающих чужую жизнь, втискивая обилие Божиих созданий в прокрустово ложе интерпретируемых ими на собственный лад указаний, вычитанных в книгах. Батюшки, очевидно, хотят хорошего, и вычитали они всё правильное, и молвят всё правильно; они только пока не различают, кому что посильно и полезно — этот дар приходит с В доме кроется разбойник опытом, не столько пастырским, сколько молитвенным, если дозволительно отделять одно от другого. И, Боже сохрани, не осуждая, всё-таки следует признать, что благодать священства не исключает ошибок, т. к. не страхует от греха, а именно, настолько характерного мужикам упоения властительством. Томные уроки с течением времени научают их осторожности… чего, к огорчению В доме кроется разбойник, нельзя сказать о нас.

Женская душа, признав авторитет, подчиняется с наслаждением, но уж единственно исповеднику; другие авторитеты, если были: мама, отец, супруг — блекнут и сходят на нет, и батюшка поневоле становится всем; но тогда, по нашей бессознательной логике, он д о л ж е н поменять собою супруга В доме кроется разбойник, мама, отца… мой, только мой. Естественно, это не формулируется, но чем все-таки еще разъяснить раскаленную атмосферу вокруг именитых духовников: интриги, скандалы, сцены ревности… В конце концов, разве не естественно для нас, еще не доросших до вышеестественного, испытывая любовь и восхищение, добиваться взаимности? Вот одна очень культурная В доме кроется разбойник дама в воспоминаниях о всемирно известном священнике трогательно повествует, как она им правила: обличала, рекомендовала и утешала, когда он плакал на ее плече. Почему бы нет: святитель Игнатий не придумал же, что “дама лицезреет совершенство в собственном кумире, старается его убедить в том и всегда преуспевает”, а потом “нередко В доме кроется разбойник сама делается его кумиром”1*. Вопрос исключительно в том, какая полезность от подобного “окормле-ния”, кто кого и куда ведет?

Старцы-“ласкатели”.

Распространились “ласкатели”, которых прежние старцы предостерегали страшиться как огня. Каешься в зависти, а он:

— Отыскала чему завидовать, ты ее не знаешь.
Жалуешься на лень.

— Ну, это не жутко В доме кроется разбойник, нельзя много добиваться от
себя, надорвешься.

Исповедуешься в неприязни и обиде на N, а он заботится:

— Я скажу, чтобы она извинилась…

Духовник-друг, стоит рядом и защищает от агрессивного мира. “С удовольствием прочитал Ваше письмо и (не сердитесь!) давал читать кое-кому в поучение. В его строчках вся Ваша пылкая, незапятнанная, красивая душа В доме кроется разбойник”… и прочее в том же убийственном стиле, как будто сам бес писал, ведь только он хвалит в глаза, чем все-таки точнее нас гробить!

Меж тем создатель слывет практически уже старцем и возглавляет женскую общину вроде монастыря, сейчас это в большой моде. В Рф, за всю В доме кроется разбойник ее историю, устроились, кажется, всего четыре дамские обители, сделанные, по особенному смотрению Божию, попечением святых мужей: Серафима Саровского, Зосимы Верховского, Амвросия Оп-тинского, Варнавы Гефсиманского… Еще образец “окормления”.

— Я так о для тебя молился… я рыдал! Никто тебя не усвоит, но мне Господь открыл… давай подумаем вкупе, как посодействовать горю…

Она слушает В доме кроется разбойник, не поднимая глаз от страшной неловкости, потому что начисто забыла, чего наговорила, рисуясь, на прошлой исповеди, и недоумевает, что конкретно исторгло его молитвенные слезы. Непременно, его слова произвели воспоминание, просто додуматься, какое: он — миловидный иеромонах, ему 28, она — миловидная девушка, ей 20. Но расплата поняла, обыкновенно, только девушку: когда ее многозначительные В доме кроется разбойник взоры и вздохи сменились нервными выпадами и грубыми упреками, а потом дошло до общественного скандала, “духовный отец”, пылая праведным гневом, выгнал бедняжку вон.

Кажется, наступает время, когда никого уже не стращает угроза замены, профанации святого дела духовного наставления. Обожаемый батюшка и по правде “обожается”, занимает Божие место:

Он прозорливый В доме кроется разбойник… не веришь? Смотри, вроде бы с тобой чего не случилось, он всё про всех знает, наш отец!

И так произносят слово “отец”, что невольно всплывает в памяти: “И папой для себя не именуйте никого на земле” (Мф. 23, 19).

О современном иночестве обожаемые отцы отзываются с надменной категоричностью:

— Какие на данный момент монастыри В доме кроется разбойник! Старцев нет, стариц и подавно, игуменья — только админ, одни труды и бабьи свары!

О. Кирилл (Павлов) с узкой деликатностью высказывается на данную тему: “Не знаю… нужно самому лично побывать в дамских обителях и поглядеть на их духовную жизнь, чтоб сделать какое-то заключение… Хоть и небогата в духовно-нравственном плане В доме кроется разбойник жизнь в возрождающихся обителях, но все-же там собрана община во имя Христово. И если человек пришел туда с целью спасения собственной души, думаю, Господь, имиже веси судьбами, будет подавать ему и утешение, и подкрепление, и улучшение в духовной жизни”14. Наверняка, нужно всю жизнь провести в Лавре В доме кроется разбойник, где тоже не всегда тишина да гладь, чтоб приобрести опыт мудрейшей осторожности. Зато младостарец с пятилетним священническим стажем практически внушает воспитанницам, что грамотное окормление можно иметь только при его ноге и вообщем Дух дышит на одном (его!) приходе — где-нибудь в центре столицы.

Если же чада все-же устремляются в В доме кроется разбойник монастырь, подданства, так сказать, они не меняют, и — держись, игуменья!

В наши деньки, когда в монастырях трапезуют до В доме кроется разбойник 4 раз в денек, любвеобильный батюшка подражает преп Серафиму, оделявшему голодных дивеевских сестер известными ржаными сухариками — погрызть и перекусить… Наговаривают безумные средства, изливая жалобы и слушая наставления батюшки по телефону, крадут из церковных кружек (приобрести батюшке подарок), инсценируют тяжкий недуг, чтоб попасть в поликлинику, а оттуда сбежать — естественно, к батюшке, он В доме кроется разбойник-то усвоит, пожалеет и образ его еще ярче засияет на фоне монастыря- “ Освенцима ”.

“Сохранитесь от пристрастия к наставникам”, — призывает святитель Игнатий. Просто сказать, но как последовать его словам? Может быть, единственное радикальное средство — спастись бегством?

— Ничего не помогает, — обидно усмехается М. Т. — даже когда осознаешь. Меня к нему старец благословил В доме кроется разбойник в Лавре, тем и оправдывалась. Ну, стала замечать, что нравится исповедоваться… Что ищу его очами всегда… что интересничаю… Даже стараюсь ничего такового не делать, о чем постыдно ему поведать. Молилась… ух, молилась! Состояние такое бывало… возвышенное — сейчас только, спустя годы, понимаю: ведь и молилась для него… Как В доме кроется разбойник чеховская Душечка: жила с лесоторговцем — снились горы досок, вышла за ветеринарного врача — увлеклась ветеринарией… Каялась, ездила в Лавру. В один прекрасный момент ясно сообразила, что он стал стенкой меж мной и Богом и придется заклать эту привязанность, как Авраам Исаака. Но тянула и тянула, пока Господь Сам всё не устроил В доме кроется разбойник — перевели его.

Когда, при большевиках, посадили ее исповедника, М. Л. впала в тоску и отчаяние: “Ну, как будто карабкалась по лестнице, прислоненной к стенке, а стенка упала”. Но задумалась, почему так попущено, и сообразила, и не находила с того времени земной опоры, и всем рекомендовала выбирать священника В доме кроется разбойник поординарнее, но честного, который воспримет исповедь и разрешит от грехов, а ждать большего нечестно пред Богом.

В доме кроется разбойник

Могут же себя принарядить Тафтицей, бархатцем и дымкой, Словечка в простоте не произнесут — Всё с ужимкой.

(Александр Грибоедов)

Неистребимые вирусы.

На заре перестройки в пользующемся популярностью толстом журнальчике напечатали повесть из В доме кроется разбойник церковной жизни: очень развитая героиня постарше бальзаковского, но еще расцветающего возраста, находясь в религиозном поиске, посещает мужской монастырь, где вроде занимается чем в монастыре положено: выстаивает богослужения, читает духовные книжки, любуется природой. Но в конце игумен, к которому она нередко обращается с богословскими вопросами, сердито просит ее покинуть обитель. Всё на В доме кроется разбойник полутонах и намеках, но ясно, что злосчастный монах втюрился в красивую во всем даму, то бишь паломницу, от лица которой ведется рассказ.

В те же годы появилась восхитительная книга Олеси Николаевой, не помню наименования: такого же возраста девица приезжает в мужской монастырь вызволять из оков мракобесов В доме кроется разбойник сына-подростка; религиозных запросов у нее пока нет, потому в разговоре непринципиально с кем она автоматом пускает в ход дамские чары — без определенной цели, просто “лишать рассудка” ее привычка, ставшая 2-ой натурой. В среде “некультурных” верующих рядовая для нее манера поведения смотрится диковато, и она интуитивно сознает, что выходит как В доме кроется разбойник-то забавно и невпопад… Ну, а придет в Церковь? Не перевоплотится ли в богомолку из первой повести, применяющую те же элементарные приемы, но более утонченно и тонко?

Для грехов этого ряда мы знаем заглавие “блудная брань”, “блудные помыслы” и, когда они неистовствуют в нас, то, само собой, исповедуемся, также применяем В доме кроется разбойник молебны страдальцам Моисею Угрину и Фомаиде, но навряд ли отлично осознаем, сколь неистребимы вирусы этой гадости, живущие в нас, по удостоверению патериков, до самой погибели. С юношества они всеиваются со страничек, сцен и экранов и пышно процветают в душе, обреченной — РАДИ МАТЕРИНСТВА — на “желание к супругу”. Неприятель изменяет, гласит авва В доме кроется разбойник Исайя, вожделение по естеству, нужное для брачной любви, в срамное похотение; погоня за “любовью”, на которую нашему полу характерно ухлопывать жизнь, есть извращение материнского инстинкта, опошление Божьего дара: соединение с мужиком заместо средства (к рождению деток) становится самоцелью, и сколько эфирных созданий с репутацией “музы”, “мечты поэта” в старости В доме кроется разбойник уподобляются мерзкой старухе Изергиль, хвастающей мемуарами о прежних любовных похождениях!

Меж тем поэзии характерно маскировать блеф: Дон Жуан прикидывается одиноким, никем не понятым, гонимым, и она открывает — материнские! — объятья, чтоб пожалеть, накормить, утешить, спасти… Всей этой романтике стоимость такая же, как крикам лягушек в болоте ранешным летом, можно В доме кроется разбойник только удивляться нашему к ней никогда не ослабевающему энтузиазму, который цепко держит нас причастными океану порока, захлестывающему мир вокруг нас.

Сжимая кулаки, Ю. говорила о девченке, в пятнадцать лет изнасилованной и потерявшей из-за этого веру. Ю. мучилась, не находя разъяснений, почему Бог допускает такие страхи. Та девченка В доме кроется разбойник ворачивалась с дискотеки. В книжке Фолкнера, южноамериканского Достоевского, описан схожий эпизод. Спустя годы героиня, пересматривая трагедию, совершившуюся в молодости, винит себя: имея две руки, две ноги и глаза, она должна была бежать как можно далее от пропитанного грехом места, где оказалась, вобщем, по собственной воле. Ну и позже — кричать В доме кроется разбойник, царапаться, отбиваться — почему-либо канителила… из любопытства? Тлетворность, резюмирует она, есть и в случайном взоре на зло — необходимо сказать ему “нет” еще не зная, не исследуя, что оно такое, не приближаясь к нему “только поглядеть”. Даже если мы всё уже сообразили и отреклись, даже если церковный брак, либо монастырь, либо В доме кроется разбойник возраст накрепко ограждают нас от очевидного блуда, Евина похоть любопытства держит двери сердца открытыми для ядовитых грез, и хотя бы “узкая сила тьмы” скрывалась за семью замками наружного благочестия, “в доме кроется разбойник” (святитель Антоний Величавый).


v-dopolnenie-k-etomu-nuzhno-otmetit-sleduyushie-specificheskie-osobennosti-izuchaemih-stran.html
v-dopolnitelnie-trebovaniya-pri-vedenii-vzrivnih-rabot-v-podzemnih-virabotkah.html
v-doshkolnih-gruppah-imeyutsya-predlagaet-analiticheskij-publichnij-doklad-obespechivayushij-ezhegodnoe-informirovanie.html